Притяжение храмов

Помните известное выражение: если выстрелишь в прошлое из ружья, оно ответит тебе залпом из пушки? То, что происходит в России сегодня, например упадок нравственности,  это и есть тот пушечный залп из прошлого, как расплата за глумление над веками складывающимися традициями и православными святынями.

Храм является сердцем села или города, средоточием церковной и общественной жизни людей. Без храма не мыслилась жизнь человека, поэтому наши предки считали свои долгом построить храм в своем селе, городе. Кажется удивительным, что в одной местности строили сразу несколько храмов, порой стоящих друг напротив друга. Наши предки в строительстве и украшении храмов проявляли свою любовь к родному краю и видели в этом смысл жизни. Великолепие храмов, их величина лучше всяких слов говорят нам об этом. 

 Церковный комплекс в центре нашего села, является его главным украшением по сей день. Сразу три храма с отдельной высокой колокольней расположены в одной ограде с массивными башнями-часовнями и воротами, подобно небольшой крепости-монастырю. Среди описаний села встречалось сравнение с Троице-Сергиевой Лаврой.

 

Вот как описывает церкви староста Степан Лысухин в отчете в домовую канцелярию графа Шереметьева: «В оном (селе) церквей каменных: первая – во имя святыя и живоначальныя Троицы о пяти главах, крыта железом. Вторая – Грузинская Божия матери об одной главе, крыта тесом, а намерение есть и оную покрыть железом же, на что и материалы заготовляются, а глава уже железная и заведена. Третья – теплая святителя и чудотворца Николая об одной главе покрывается ныне железом. При оных церквях колокольня каменная. Вокруг вышеописанных церквей ограда каменная, вновь строящаяся, с поставленными на ней решетками железными и в пристойных местах вратами, часовнями в двух местах, наугольные 2 богадельни».

 

После большого пожара в 1750 году вновь отстраиваются жилые и торговые строения. Впервые вместе с деревянными стали строиться и каменные дома и церкви. 

Первый каменный храм Васильевского – тёплая церковь Николая Чудотворца, построенная в 1758 г. (позднее в 19 веке к ней были пристроены боковые приделы Архистратига Михаила и Святителя Митрофана Воронежского). Имел храм 5 изразцовых печей. Украшали храм большие колонны. Удивительно искусство русских мастеров, акустика в храме такова, что стоя в определенном месте и сделав негромкий возглас, услышим усиленный звук, но неискажённый и даже как будто более мягкий, расходящийся  по всему храму. Даже сейчас, когда по-прежнему нет ни дверей, ни окон, сохранилась эта его особенность. 

К югу от Никольской церкви в середине 18в. построена более высокая и стройная церковь Грузинской Богоматери. Хранимая здесь икона Грузинской Божьей Матери, неизвестно кем написанная, но без сомнения очень древняя, почиталась местными жителями как чудотворная, хотя каких-либо записанных чудес неизвестно. Местное предание говорит, что храм этот построен ранее

Троицкого, то есть ранее 1770 года, но когда именно, умалчивает.

Церковь Грузинской Богоматери построена в селе каким-то неизвестным купцом, проезжавшим через Васильевское и заболевшим здесь холерой. Предание говорит, что по обещанию после выздоровления он-то и построил небольшой Грузинский храм. По другой версии, храм был устроен на средства управляющего графа Шереметьева, отец которого был привезен из Грузии. Фамилия этого управляющего не сохранилась в памяти людей, но молва передает, что жена управляющего тяжело заболела, и он дал обет выстроить церковь, если она поправится. Судя по тому, что церковь была построена, жена управляющего выздоровела.

 Селяне на свои средства сооружают третий более величественный храм во Имя Святой Троицы.

 

По данным местного краеведа – бывшего учителя истории и географии Лепахина Алексея Поликарповича 1907г.р. было это в 1773 году. В некоторых других источниках указывается 1768 год. Но достоверно известно также, что строился он около 10 лет и был вторично освящён в 1784 году, когда его строительство было закончено окончательно. Во время первого освящения храма его свод  под главным куполом обвалился, люди едва успели разойтись. Для поддержания огромного купола внутри храма были устроены четыре каменные колонны.

Роспись Троицкого храма выполнена и закончена к 1828 году тейковским иконописцем Тимофеем Медведевым, чей автограф, к удивлению, сохранился на одной из стен. Все стены, как алтаря, так и самого храма были расписаны живописным письмом альфреско, как значилось на колоннах внутри храма. Вся настенная живопись храма делилась на ярусы и уходила под самый верх купола, отличалась яркими цветными красками, придававшими ему светлый вид, а содержание ее наглядно изображали чудеса, притчи, Вселенские соборы, христианские добродетели и события из земной жизни Иисуса Христа.

      За выполненную работу селяне заплатили живописцам 30 тысяч рублей ассигнациями. Жаль, что не было в то время фотографии, особенно цветной. Но на некоторых картинах воспроизведён былой вид Троицкого храма  в бело-розово-красных цветах. Храм был богато украшен живописью не только внутри храма, но и снаружи. Причём речь идёт не только о наружной стеновой росписи. На старой фотографии видно место расположения некоторых бывших  украшений храма. Впечатление такое, что это были картины, сделанные  на подрамниках, подрамники частично и в настоящее время находятся на храме.

Древний иконостас Успенского собора г. Владимира был продан в 1768–1774 гг. крестьянам с. Васильевского Шуйского уезда Владимирской губернии. Остаётся загадкой решение наших прихожан поехать тогда за иконами во Владимир… Однако,  их решение, воплощённое в жизнь, оказалось бесценным. Это помогло спасти древнейшие иконы от гибели.

А дело с иконами было так.

В 1767 году императрица Екатерина II проездом из Казани в Петербург побывала во Владимире, где посетила Успенский собор. На неё он произвёл гнетущее впечатление своей запущенностью. Тут же последовал высочайший указ о его реставрации, на что была отпущена колоссальная по тем временам сумма в 14 тысяч рублей. Она позволила заменить и настенные росписи, и иконы новыми в соответствии со вкусом екатерининской эпохи. Древний обветшалый иконостас был разобран и отправлен в храмовое хранилище. Часть его была даже уничтожена. О причастности к ним великого художника давно забыли.

Куплен был не весь иконостас, а только средний его ярус, да северная и южная двери с изображениями Архангелов Гавриила и Михаила. Устроенный в итоге иконостас только что построенной Троицкой церкви стал её главным и самым драгоценным украшением.

Служители нашего храма бережно относились к «божьим ликам». Намоленные иконы долго не трогали, лишь в 1852 году, решили их обновить, на что графом Дмитрием Николаевичем Шереметевым – владельцем Васильевской вотчины в те годы – было выделено 500 рублей.  Известный художник-реставратор Н.И. Подключников, приглашенный в село вотчинным начальством, был поражён мастерством древних иконописцев и одним из первых предположил авторство Рублёва, сообщив о находке специалистам, что и подтвердилось позже.

      По всей вероятности, как отмечал Н. И. Подключников, ни при покупке, ни после ее, вплоть до 1852года до их реставрации, васильевцы не знали, что их соборный храм приобрел один из самых древних и самых ценных иконостасов России. Может быть, именно этим объясняется то обстоятельство, что не все купленные иконы были помещены в иконостас, а часть их была расставлена по другим церквям и даже по часовням на углах церковной ограды. Так, например, одна из крупных икон, икона пророка Софронии была поставлена в часовне на северо-западном углу ограды.

Так в истории русской культуры стало известно, что на протяжении почти полутора веков в нашем Троицком соборе хранились иконы великого мастера. После реставрации они нашли достойное место в Москве – в Третьяковской галерее и в Петербурге – в Русском музее.

После революции, подорвавшей основы духовной культуры страны, музеи оказались едва ли не единственным надежным хранилищем памятников церковного искусства. Работа музеев, правда, была сильно затруднена отсутствием как материальных средств, так и квалифицированных работников. Во Владимире, например, с его древнейшей православной культурой и богатством культовых сооружений, музеи уже в 30-х годах остались на местном финансировании.

 Приведу сведения из трудов, которые я прочитала сама с очень большим интересом. Не пожалейте времени, прочитайте!

Т.П. Тимофеева «Архитектурно-реставрационная история Успенского собора в XX  веке»

Т.П. Тимофеева «Лежит в развалинах твой храм... (О судьбах церковной архитектуры Владимирского края (1918–1939). Документальные хроники)».

 «Таким образом, многие музеи вместе со своими памятниками оказались совершенно нищими.  Экономическая немощь отягощалась слабой квалификацией работников, их малым количеством. Но не только в этом причины запущенности памятников: это только внешние симптомы; существо дела – в определенном отношении государства. Так, в 1930 г. из 8 тыс. российских памятников архитектуры 6 тыс. были сняты с охраны; сотни тысяч пудов колокольной бронзы, художественной меди, латуни поглотила индустриализация, уж не говоря о художественных и нехудожественных драгметаллах из бывших церковных ризниц, поначалу пополнивших музейные коллекции. Ничто в памятнике не было неприкосновенным для государства – иконостасы шли на смывку золота, чугунные полы и решетки – в переливку, более поздние части ансамблей – на кирпич, самое здание – под склад…»

      В архивных материалах сохранилась опись церковного имущества Троицкой церкви села Васильевское. Из драгоценностей, принадлежащих Троицкому храму, внимания заслуживали престольное облачение, Евангелие издания патриарха Филарета и большой серебряный ковш времен царицы Елизаветы Петровны. Ковш этот, по преданию, был пожертвован крестьянином села Васильевское Иваном Ивановичем Пановым, который с торговлей дошел до Дона и там приобрел этот ковш.

      Престольное облачение было тонкой, дорогой арзамасской работы шито золотом по малиновому бархату с изображением Тайной Вечери и надписью слов установления таинства Евхаристии.

      Евангелие было на александрийской бумаге, окованное серебром. На лицевой стороне были изображения на финифти Воскресения Христова посередине и четырех евангелистов по углам. Все изображения обложены были вокруг восточным хрусталем и разноцветными каменьями. А на задней стороне накладные из позолоченного серебра образы Святой Троицы. Божией Матери Грузинской. Николая Чудотворца и святителя Митрофана, украшенные бирюзой.

      Вплоть до разорения и опустошения храма в начале XX века Троицкий храм не подвергался никаким перестройкам и сейчас стоит в том виде, как был закончен в августе 1784 года.  

      Из описания храмов современными церковнослужителями Троицкого прихода приведу такой факт. Первый раз имя этого храма упоминается в 1661 году. Из приписки к одному из синодиков, хранившихся в архиве Николо-Шартомского монастыря следует, что более 100 лет до настоящего Троицкого храма в селе Васильевском был другой Троицкий храм, деревянный, который при закладке нового храма в 1773 году был продан в село Болотново Костромской губернии. Так ли это, стоит уточнить.

                                                            Важнейшей постройкой Троицкого прихода является высокая пятиярусная колокольня с парадными воротами посредине нижнего яруса, сооружённая в 1802 г. Автором её проекта выступил Прокопий Евграфович Корсаков, крепостной архитектор князя Трубецкого из д.Порхачево(?). Прокопий, будучи одарённым от природы мальчиком, был послан Трубецким в Италию для совершенствования мастерства. По возвращении, уже будучи взрослым и имея звание архитектора, он участвовал в оформлении фресок Казанского собора в Санкт-Петербурге.

      В отличие от церковных построек, потускневших и понёсших от времени значительные утраты, столп колокольни стоит так прочно, детали её сложного оформления выполнены столь качественно, что, кажется, с неё только что сняли леса. Весь комплекс архитектурно очень живописен, в нём и монументальность, полная раскрытость, доступность и праздничность. Первоначально оштукатуренные стены колокольни красились в тёмно-красный цвет, на фоне которого выделялись побелённые детали. Это архитектурная доминанта Васильевского. 

       В ограду храмового комплекса было встроено здание церковно-приходской школы. В ограде на все четыре стороны устроены врата с двумя прикалитками. Въездные ворота были обращены на юг в сторону церковного пруда. Все ворога и калитки заграждались железными решетчатыми дверями. По углам ограды были устроены большие башни, а на юго-западном углу находился двухэтажный корпус для ризницы, архива, библиотеки и склада. На первом этаже размещался склад, а наверху два помещения, в одном из которых стояли большие гардеробы с вешалками для риз и стихарей.

      Башни на северо-западном и северо-восточном углу представляли из себя часовни, в которых помещалось несколько икон, при этом в первой часовне находился местночтимый крест из деревянных брусьев в медно-посеребренной ризе и около 25 икон разного размера без риз. В юго-восточной башне ограды находился склад, где хранились гробы на продажу и ветхие церковные вещи. 

      К северо-западной часовне ограды была пристроена каменная под железной кровлей изба, в одной части которой жил сторож,  а в другой находилось помещение для спевок хора певчих и для собрания членов приходского совета.

      Приход был крупным – в 1899 г. в нём числилось более 7000 человек.

      Когда-то С.Архангельский во Владимирских Епархиальных Ведомостях ( № 6,7 за 1911 год) комментируя рассказ Н.И.Подключникова об открытии в Васильевском рублёвских икон,  писал: «Такое же отношение к церкви, богослужению и приходу сохранилось и теперь. Прежняя ревность и любовь васильевцев к храму, выразившаяся раньше в постройке стольких храмов, и теперь выражается в постоянных вкладах, пожертвованиях и попечениях о благоустройстве и благолепии церквей, и особенно в искренней и тёплой любви их к храму и общественному богослужению».

      А В 1828 году на окраине села при въезде была построена 4-ая церковь – Успенская кладбищенская с колокольней и приделами во имя праведного Лазаря и в честь святителей Григория Богослова и Иоанна Златоуста. В храме было 3 алтаря, в честь Успения Божией матери, праведного Мезиря и Трех святителей. Иконостас в церкви деревянный, крашеный и украшенный местами золоченой деревянной резьбой, состоял из четырех ярусов. При этом храме была трехъярусная колокольня, посредством паперти она примыкала к храму, составляя с ним как бы единое целое. На ней висело 4 больших и 4 малых колокола.

      Прекрасный снимок начала 20 века ! 

Фото нач.20 века     

       Постройка была совершенно заброшена. 

 

  

              Сейчас там ведутся восстановительные работы. Вот снимки 2012 года.

  

  

     

Вера в Бога, любовь к Богу. Именно она подвигает людей строить храмы, именно она подвигает людей их восстанавливать. “Сегодня, – говорит настоятель Троицкого храма отец Вонифатий, – Господь даёт нам последнюю возможность на спасение. И если мы её упустим, завтра будет уже поздно. Надо осознать это, покаяться, и будем спасены. Вот такой житейский пример. Отец занёс руку над провинившимся сыном, тот взмолился о прощении, и рука отца опускается. Так и Бог с нами поступит, с детьми своми, он милостив”. 

      Вот как описывает некоторые события община:

«04.02.1939 года решением президиума облисполкома (по просьбе васильевцев ?!) молитвенное здание церкви в селе Васильевском ликвидировано и передано Шуйскому райисполкому для использования под культурные цели”.

« Культурное» использование храмового комплекса продолжалось до 1991 года, в результате которого страшное запустение, нечеловеческое поругание и святотатство.

Не минула судьбы церкви и судьба приходских священников. Последний священник Свято-Троицкого храма А. Архангельский был арестован ОГПУ, осужден и приговорен на каторжные работы, где н скончался.

Церковь и народ сохранили память об этом священнике, и он был причислен к лику новомучеников Российских.

Стены, черные от копоти тракторов, полы отсутствуют, земля вся пропитана маслом, сливаемым с тракторов, нет ни окон , ни дверей, ни куполов. И везде птицы, птицы, птицы,  они населяли храм, господствовали там, невольно помогая людям глумиться над святыней.

Обратились мы к владыке Иваново-Вознесенскому и Кинешемскому Амвросию с просьбой благословить нас на восстановление храма. Владыка Амвросий лично посетил село и, увидев такую скорбную картину разорения, долго сомневался в возможности восстановления храма, но, видя огромное желание верующих, дал благословение на возрождение святыни.

      Теперь надо было добиться передачи храмов общине верующих. Трудными были переговоры в Администрации г. Шуи, но наконец, по милости Божией, решением Администрации гор. Шуи в 1991 году Храмы села Васильевское были переданы общине верующих.

      Теперь стало возможно восстановление иконостаса. С помощью художников из Иванова сделали эскиз алтаря с элементами резьбы, сделали макет иконостаса.

      Вначале, в 1993 году Господь послал нам мастеров но резьбе из г. Шуи Михаила Круглова и Александра Попова, которые вырезали царские врата. Сказать, что «вырезали» – это ничего не сказать, царские врата похожи теперь на зимнюю сказку, роспись мороза на зимнем стекле.

      Большое значение в храме придано восстановлению иконостаса. В отличие от существовавшего ранее иконостаса в 6 ярусов было решено создать пока только 3 яруса, но иконы этих грех ярусов должны соответствовать существовавшим ранее иконам как по предназначению, так и по технике исполнения.

      Нашелся и художник, который во славу Божию трудился над написанием икон. – это С.М.Соколов из Ярославля. Иконы начали писать великим постом 1996 года и уже в августе, к моменту освящения алтаря, было написано 13 больших и малых икон. Все иконы выполнены техникой темпера, т.е. на яйце, для чего требовалось огромное количество яиц. И с Божьей помощью прихожане храма смогли собрать не одну корзину яиц у жителей села.

      В третьем ярусе, над царскими вратами находится, как и в прежние времена, икона « Спас в силах». Она такого же размера, какова была раньше, – Зм 70см на 3 м 50 см и полностью соответствует иконе Андрея Рублева. По правую и левую руки от этой иконы, как и раньше, расположены иконы Божией Матери и Иоанна Предтечи, которые написаны в полный рост в молитвенном положении и обращены в сторону иконы «Спас в силах».

      Чудо случилось и с фресками, и с росписью летнего храма. Невзирая на копоть работавших не один год тракторов, по милости Божией стены храма стали очищаться, а фрески и роспись на стенах стали проявляться и делаться ярче с каждым годом. Владыка Иваново-Вознесенский и Кинешемский Амвросий, приехав в третий рач на освящение храма и видевший первоначальное состояние храма, очень долго не мог уйти из храма и все не верил, что стены храма никто не подновлял.

      Итак, уже два алтаря освящены. – главный, во имя Святой Троицы и придел в честь великой княгини Елизаветы, осталось решить, в честь кого сделать второй придел. Конечно, здесь не существовало вопроса, решение пришло сразу, – во имя царя-мученика Николая. Царская семья еще не была канонизирована, еще шли большие дискуссии о возможности ее канонизации, а для батюшки и прихожан храма этот вопрос уже был решен и они обратились к владыке за благословлением посвятить

Иконы в приделе царя-мученика Николая приобретены в Софринской мастерской, но при этом фон для икон, позолоту выполняли собственными силами схимонахиня Августа и сестра резчика царских врат Михаила Круглова Ольга. Ольга написала и икону апостола Марка на царские врата. Икону же царя-мученика Николая написала Надежда Николаевна Жук.

      Придел царственных мучеников был освящен 28 февраля 1998 года. На освящении было много народа, ведь это уже третье освящение храма. На освящении присутствовал архиепископ Иваново-Вознесенский и Кинешемский Амвросий с хором певчих из кафедрального собора. Во время праздничной службы рукоположили в священника отца Геннадия из подворья Николо-Шартомского монастыря.

      Жители села Васильевского рассказали, что около деревни Летнево находится источник Божией Матери Троеручицы. По преданию, когда в селе находилось подворье монастыря, из Палеха пешком в село шли два инока и заблудились. Они стали молиться и вдруг увидели сияние. Перед ними встал образ Божией Матери, которая двумя руками прижимала к себе сына, а третьей взяла иноков и повела за собой, довела до храма в селе и исчезла. Утром настоятель храма и иноки пошли искать место, где явилась Богородица, и на месте ее явления увидели на дереве икону, а под деревом забили три ключа.       На этом месте была поставлена часовня, которая простояла до 1937 года, но потом была разрушена.

В 1991 году настоятель храма и прихожане поехали в деревню Летнево, чтобы найти источник. Долго искали и, наконец, обнаружили старинный сруб. С радостью и благоговением на этом месте был отслужен акафист Божией Матери. Чудесным образом на прежнее место в храм возвратилась и икона Божией Матери Троеручицы. При этом, никто не знает, откуда она взялась, кто ее возвратил. Сейчас источник Божией Матери восстановлен, в 1996 году был поставлен новый сруб, а в 2003 году установлена купальня. Стоит около источника и часовня Божией Матери, всегда путник найдет в ней спички, чтобы возжечь лампадку и помолиться, а если надо, то и обогреться, найдет кусочек хлебушка, конфетку.

      В селе много детей. и для их духовного воспитания был необходим корпус, где можно было бы их собрать, организовать праздничные встречи, воскресную школу. И вот к 2000 году келейный корпус был восстановлен. Тепло и уютно в классе воскресной школы, много детишек собирается на наши любимые рождественские елки.

      И сейчас хочется отметить, что в настоящий момент, желая восстановить иконостас в том виде, в котором он был, нынешние васильевцы фактически восстановили иконостас древнего Успенского собора г.Владимира.

      Эти церкви и сейчас находятся на прежнем месте, однако, их состояние таково, что от прежнего великолепия остались только стены, напоминающие нам о том. как в старину люди почитали Бога и старались ему служить.

      Неоценимую помощь в восстановлении храма в те оказали руководители ОПХ «Васильевское» и ОПХ «Никитинское» А.Н.Гусев и В.А.Мамонтов, директор Васильевского лесокомбината Котельников В.Л.

И вот, наконец, храм очищен от мусора, и в 1993 году была отслужена первая божественная литургия.

Словами не передать того радостного состояния духа на этой первой литургии. Мы забыли все трудности, которые были и ещё предстояли, только радость и благоговение наполняли нас.

      В 1993 году был воздвигнут  крест на главном куполе храма и 1995 году великим постом, перед Пасхой, на радость всех был поднят на колокольню многопудовый, колокол, который отлили мастера в городе Тутаеве Ярославской области. Колокол весом 400 килограммов поднимали вручную, на высоту более 60 метров при сильном ветре. Многие принимали участие в поднятии колокола, вот и директор ОПХ «Никитинское» Мамонтов В.А. взял на себя самую трудную часть работы. Однако, главную помощь люди получили от Бога, только вера в Божью помощь помогла поднять его.

      И вот теперь, на радость всех верующих, каждая служба начинается с колокольного звона, который будит всю округу, стараясь разбудить лежащую под спудом веру в Бога». 

      Материал по этой теме будет дополняться.  

 

      В настоящее время Русская Православная Церковь имеет 130 епархий. Общее число приходов (не считая находящихся на Украине) – 19417. Количество монастырей достигло 545, не считая монастырских подворий. Только в Москве действуют 9 монастырей и 410 православных храмов, не считая 45 часовен и 18 монастырских храмов.

Из книги «Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Ивановская область. Часть3-я». (стр.547-556)

Храмовый комплекс: церкви Троицы,Николая Чудотворца,и Грузинской Богоматери.     Занимает трапециевидный, приближающийся к квадратному в плане участок в центральной части села. Комплекс, сформировавшийся во 2-й пол. 18 в., был завершён к 1803 г. Первой в центре села в 1758 г. была поставлена тёплая церковь Николая Чудотворца с приделом Михаила Архангела в честь более ранней деревянной церкви. Затем к юго-востоку от неё (уступом, что характерно для большинства церковных комплексов этого региона) выстроили летнюю одноглавую церковь Грузинской Богоматери. В 1768 г. к югу от этих храмов была поставлена соборного типа пятиглавая летняя церковь Троицы, придавшая сооружениям новый, более крупный масштаб.

       В 1802 г. соорудили внушительную ограду, на углах которой были устроены необычные башни-часовни наподобие приземистых цилиндрических башен. В том же году градостроительную роль комплекса ещё более усилила высокая пятиярусная колокольня (четыре основных яруса с полуярусом) с парадными проездными воротами посредине западной границы участка. Автором её проекта выступил П.Е. Корсаков, крепостной архитектор князя Трубецкого из дер. Порхачево. По сторонам колокольни, замыкающей перспективу дороги на Шую, были устроены дополнительные ворота с фигурными фронтонами. Такие же ворота, поставленные на южной границе комплекса, обращены в сторону Заречья, а на восточной выводили к бывшей Аракчеевской бульварной дороге. К этому времени церковь Троицы покрыли железом, тогда как на остальных храмах ещё были тёсовые кровли. Тёсовые кровли имели и пристроенные в сер. 19 в. к угловым часовням и включённые в линию ограды здания богадельни и архива с кладовыми (на флангах западной стороны).

       Церковь Николая в 1-й пол. 19 в. была значительно перестроена и расширена, получив облик сооружения зрелого классицизма. Один из наиболее крупных храмовых комплексов области, определяющий облик большого торгово-промышленного села и включающий монументальные здания 2-й пол. 18 -19 вв., различные по стилю и функциональному назначению. 

Церковь Троицы представляет собой пятиглавый четырёхстолпный храм с трёхчастной апсидой, низкой трапезной и сильно вынесенным крытым крыльцом на западном фасаде. Луковичное завершение крупных световых глав (кроме центральной) утрачено. Церковь выдержана в стилистике соборных храмов 17 в., хотя штукатурные классицистические детали, появившиеся в кон. 18 в., после пожара (тянутые карнизы, треугольные сандрики и капители), прикрывающие первоначальное убранство, придают ей облик более позднего сооружения. Фасады двусветного четверика расчленены лопатками на три прясла с ложными дугами закомар в аттиковом ярусе, отделённом карнизом. Между ярусами окон также проходит пояс с пилой и рядом сухариков. Крупные проёмы, обычные для 17 в., первоначально имели килевидные очелья. Одно из таких очелий, срубленное под поздний декор, явственно проступает из-под обвалившейся штукатурки над восьмигранным окном (средняя ось верхнего света на западном фасаде), а килевидные порталы боковых входов в верхней части закрыты примыканием поздних крылец. В то же время крупные, прорезанные арками барабаны глав декорированы классицистическими пилястрами. Главный западный вход выделен крытым крыльцом со сложной фигурной кровлей. Его фасады украшены пилястровыми портиками с треугольными фронтонами.

       Интерьер четверика перекрыт коробовыми сводами, ориентированными по сторонам света, с подпружными арками, опирающимися на крещатые столбы со срезанными внутренними углами; центральная и угловые ячейки – со световыми барабанами на парусах. Трапезная раскрыта в храм тремя проёмами; её высокий коробовый свод разделён двумя продольными подпружными арками и имеет глубокие распалубки. В алтарной части – цилиндрические своды с конхами; крыльцо перекрыто коробовым сводом.

       Клеевая роспись исполнена иконописцем из с. Тейково Тимофеем Медведевым в 1828 г., о чём свидетельствует храмозданная запись на восточной грани северо-западного столба. В кон. 19 -нач. 20 в. живопись поновлялась маслом в нижнем ярусе стен, столбов и в алтаре. Утрачена в боковых главах, частично на сводах и стенах четверика, в алтаре, в первом ярусе колокольни. Роспись – выдающийся памятник палехско-шуйского круга, в котором сочетаются различные стилистические направления: в гризайльном декоре прослеживаются признаки классицизма, в композиционном построении сцен и трактовке фигур видно влияние барокко. Яркие, сочные, чистые цвета, контрастно подчеркивающие друг друга, усиливают декоративность общего впечатления.

       Система росписи хорошо соответствует сложным архитектурным членениям интерьера. В главном куполе традиционно помещена “Новозаветная Троица”, в парусах – евангелисты, на нижней стороне подпружных арок – пророки в медальонах. В шелыгах арок написаны ветхозаветные сцены. На сводах пространственного креста представлены сцены “Страстей” (восточный свод) и Ветхого Завета (остальные). В люнетах преимущественно расположены ветхозаветные сцены, лишь на восточной стене изображены “Преображение” и “Моление о чаше”, а на южной – “Тайная вечеря” (восточная сторона).

       На стенах композиции размещены в четыре яруса. В верхнем ветхозаветные сюжеты вписаны в прямоугольные рамы с широкими живописными тягами. Два средних яруса (на уровне окон верхнего света) заполнены евангельскими сценами; проёмы окон фланкированы рисованными узкими ионическими пилястрами. В нижнем ярусе гризайльные полуколонны с композитными капителями фланкируют проёмы окон и порталы, создавая ритмическое членение всех трёх стен; в промежутках между колоннами написаны евангельские сюжеты.

       На столбах в четыре яруса помещены святые воины, мученики, преподобные. В конхе алтаря – “Ветхозаветная Троица”, на стенах – апостолы, московские митрополиты и сцены из Ветхого и Нового заветов. В своде первого яруса колокольни сохранились небольшие фрагменты композиции “Страшный суд”. 

Церковь Николая Чудотворца, служившая зимним храмом, перестроена в 1-й пол. 19 в. (по-видимому, в 1830-е гг.) в формах позднего классицизма со значительным расширением объёмов. Окна второго света перетёсаны из круглых в полукруглые. Относительно невысокий, но крупный по размерам храм с характерной для провинциальной архитектуры упрощённой профилировкой деталей.

       Основу композиции составляет квадратный в плане двусветный четверик с пологим куполом на низком глухом ротондальном барабане. К четверику примыкают апсида и широкая трапезная с притвором. Боковые фасады основного объёма и западный фасад притвора отмечены большими тосканскими портиками с фронтонами. В лаконичном убранстве, помимо тянутых профилей, поясков и карнизов, обращают на себя внимание несколько архаичные огибающие лопатки на углах четверика и крупный дощатый руст до уровня двух третей высоты трапезной, создающий эффектный фон для трёхчастной композиции окон на её боковых фасадах: среднюю ось здесь фиксирует итальянское окно в пилястровом портике; боковые окна, как и на апсиде, завершены гребешками клинчатых перемычек. Особую масштабность храму придают расположенные по сторонам света на ротонде крупные полукружия ложных окон. Интерьер основного объёма перекрыт глухим уплощённым куполом на парусах и открывается широким проёмом в трапезную и тремя арочными – в апсиду, перекрытую конхой. Средняя часть трапезной, равная по ширине четверику, перекрыта коробовым сводом, а боковые, где помещались приделы, отделённые каждый двумя столбами с переброшенными между ними арками, имеют монастырские своды с распалубками над проёмами.

       В окнах трапезной сохранились решётки крещатого рисунка и столярка с килевидной расстекловкой. 

Церковь Грузинской Богоматери. Относительно небольшая, но стройная и высокая церковь, формы которой характерны для местной традиции сер. 18 в., играет заметную роль в панораме комплекса. В трёхчастной композиции вытянутых по продольной оси объёмов доминирует одноглавый двусветный четверик. К нему примыкают пониженные до уровня первого света и равные ему по ширине трапезная и полукруглая апсида. Близость их размеров и гуськовый профиль гранёной купольной кровли четверика, несущей узкий восьмигранный световой барабан луковичной главы, говорят о барочном влиянии. Это впечатление в значительной степени усилила гранёная (четверик со срезанными углами) пристройка притвора 19 в. у западного фасада.

       Углы объёмов отмечены широкими лопатками, а ярусное членение стен фиксируют пояски с двухрядной пилой. Над верхним из них – в завершении фасадов – размещены декоративные кокошники (по три с каждой стороны) с уступчатыми дугами архивольтов. Проёмы расположены по двум осям, боковой вход имеется только на северном фасаде, на средней оси. Крупные окна с лучковым верхом помещены в рамочные наличники со щипцовыми фронтонами и колонками (во втором ярусе). Основные грани притвора оформлены колонными портиками, обрамляющими арочные вход и ниши. В узких гранях аналогичные ниши и проёмы дополнены барочными филёнками вверху. Притвор был завершён крупным сплюснутым фигурным куполом с главой.

       Интерьер четверика перекрыт сомкнутым восьмигранным сводом со световым кольцом, трапезная – однолотковым, а поздний притвор – восьмилотковым. В апсиде, связанной с храмом тремя арками, – конха. На своде основного объёма сохранились остатки живописи маслом 19 в. 

Колокольня над главным западным въездом на территорию комплекса – одно из наиболее примечательных сооружений подобного рода в Ивановской обл. Первоначально её оштукатуренные стены красились в тёмно-красный цвет, на фоне которого выделялись побелённые детали. В стройной композиции (четыре яруса с полуярусом) привычная схема постановки восьмериков на четвериковом основании несколько наивно сочетается с формами зрелого классицизма. Наряду с небольшой главкой на гранёном барабане, венчающей купол с люкарнами, это делает колокольню не только памятником своего времени, но и сугубо традиционным местным сооружением.

       В соответствии с этой традицией массивный нижний четверик с полуярусом над ним играет роль парадных ворот. Благодаря рустовке стен и обрамлению высокой арки парными дорическими колоннами с раскрепованным над ними антаблементом этот ярус приобретает вид своеобразной триумфальной арки. Три верхних восьмериковых яруса прорезаны арками звона. Эти ярусы последовательно уменьшаются в плане, а их диагональные грани выделены раскреповками и украшены филёнками или колонными портиками (в верхнем ярусе, на гранях которого чередуются сквозные и ложные арки, колонны поставлены по углам). Проёмы слегка заглублены в ниши, их обрамляют архивольты с замковыми камнями и пилоны с профилированными импостами. В убранстве ярусов, разделённых развитыми профилированными карнизами с сухариками и кронштейнами, широко использованы разнообразные по форме филёнки. В устоях нижнего яруса по сторонам проезда размещены подсобное помещение и внутристенная лестница. 

Богадельня. Расположена в северной части ограды; примыкает к угловой башне, служившей первоначально свечной лавкой. Прямоугольное кирпичное здание, невысокое и скромное по архитектуре, несколько раз меняло свою функцию: сначала оно служило богадельней, потом его приспособили под церковноприходскую школу, а еще позже здесь разместили кузницу. Верхняя часть стен и двускатная кровля с небольшим залобком на южном фасаде поздние.     Стены вверху и внизу пробиты вентиляционными отверстиями и побелены. Убранство составляют лопатки, отмечающие углы и центральную часть фасада, над ними раскрепован карниз в несколько полочек. К первоначальным элементам относятся также подоконные полки и сохранившийся железный ставень крайнего левого окна.

      Интерьер разделён поперечной стеной на два помещения, связанных между собой и имеющих отдельные выходы на территорию комплекса. 

Архив и кладовые расположены в юго-западном углу ограды, на перепаде рельефа. В кон. 19 в. здание, в котором располагался вотчинный архив, а под ним — кладовые, было частично переделано в связи с размещением в нем богадельни. Скромное сооружение в формах раннего классицизма обладает типичной для сельских построек огрубленностью и, одновременно, декоративной насыщенностью фасадов.

       Небольшой прямоугольный объем, смыкающийся с полукруглой башней ограды, поставлен на высокий подклет, фасады побелены по кирпичной кладке.

       Двускатная железная кровля переходит в конусовидное покрытие на северном торце. Широкие простенки основного этажа, отделенного от подклета профилированным карнизом, декорированы короткими парными пилястрами. Суженные прямые сандрики и накладные доски под проемами ограничивают окна сверху и снизу. Стены завершает многополочный карниз с сухариками.

      Интерьер подклета, разделенный на два помещения, перекрыт сводами, планировка основного этажа — коридорная, с помещениями в сторону улицы. 

 Ограда состоит из довольно высокого кирпичного цоколя, квадратных столбов и звеньев железной решетки. В нее включены также пять ворот и три угловых башни-часовни, кирпичных и побеленных. Северный участок ограды разрушен, сильно повреждены ворота перед южным фасадом церкви Троицы и северо-западная башня, где находилась свечная лавка. Сохранившиеся детали убранства в виде профилированных фи¬ленок на пряслах цоколя и столбах, за¬вершения последних железными вазонами (большинство утр.), а также рисунок кованой решетки с сердцевидным мотивом завитков свидетельствуют о сохраняющемся влиянии барокко. 

 Ворота представляют собой яркий пример переработки мотивов барокко и классицизма на основе народных традиций. Их композиция нарядна: центральный арочный проезд, выделенный колонным портиком, и фланкирующие прямоугольные калитки с изогнутыми фронтонами над ними завершены трехглавием.

      Особую роль в облике ограды играют угловые башни-часовни, выполненные в формах раннего классицизма. Круглые в плане, с легкими ризалитами по сторонам света, они завершены высокими и сложными по очертанию купольными гранеными кровлями, увенчанными главой с крестом. Грани ризалитов фланкированы филенками с ромбовидными нишами, а скругления фасадов между ними украшены ложными арочными окнами с замковыми камнями. Стены завершает профилированный антаблемент. В отличие от северо-западной башни с выходом на площадь, две остальные обращены входом на территорию комплекса».

ЦЕРКОВЬ УСПЕНИЯ, 1-я треть 19 в., ул. Советская

      Расположена на краю села, у западной стороны кладбищенской ограды, ворота которой примыкают к юго-западному углу колокольни храма. С другой стороны от ворот – сторожка, стилистически нейтральная. Все сооружения кирпичные, оштукатуренные. Кованую решётку ограды отличает тонкий рисунок в виде стрельчатых арок. Крупное и выразительное сооружение выдержано в строгих формах зрелого классицизма. Основной объём представляет собой стройную ротонду на четверике с крупной апсидой алтаря. Редким является завершение купольного покрытия ротонды пятиглавием (центральная главка световая). Трапезная, более широкая, чем четверик, связана вытянутым поздним притвором-галереей с вынесенной за линию ограды трёхъярусной колокольней, увенчанной небольшой главкой на куполе.

      Монументальность четверика усиливают колонные портики его боковых фасадов, выдвинутые на общую линию со стенами трапезной. Внутри портиков – традиционная трёхосевая композиция с высокими арочными проёмами нижнего яруса (средний – вход) и круглыми верхними. Аналогичные по форме проёмы в два света помещены на рустованной стене апсиды и боковых фасадах трапезной, где центральная ось подчёркнута трёхчастной композицией итальянского окна. Арочные проёмы ротонды расчленены парными трёхчетвертными колонками в простенках. Высокая арка первого яруса колокольни обрамлена портиком из двух колонн и двух пилястр на флангах. Проёмы среднего, рустованного яруса имеют лучковые перемычки и дополнены овальными нишами по сторонам. Раскрепованные углы верхнего четверика рустованы, арки звона фланкированы полуколонками.

       Основной объём перекрыт куполом со световым кольцом в центре, ротонда опирается на широкие паруса. Трапезная перекрыта лотковым сводом, конха апсиды прорезана распалубками над верхними проёмами. В окнах уцелели кубоватые решётки.

       Клеевая роспись сер. 19 в. сохранилась фрагментарно в куполе, где написана “Новозаветная Троица” в академической манере.