Забелина Валентина Алексеевна

 

   14  февраля 2012 года исполнилось 90 лет славной женщине, жительнице  д.Крохино, Забелиной  Валентине  Алексеевне,  навечно вошедшей  в  историю  нашей  Родины  своим трудовым  подвигом в годы Великой отечественной войны.

Накануне   её  Дня  рождения  в  газете  «Шуйские  известия»   был   напечатан  мой    материал    «Труженица тыла». Как Валентина Алексеевна  была рада этому! А благодарить её  за заслуги перед       Отечеством можно в любое время – они навсегда с ней!  Счастья  и здоровья всем её родным!  Так держать!

И пусть  эту славную страницу истории родного края знает нынешняя молодёжь и гордится ею.

 

Героиня Победы.

К Валентине Алексеевне Забелиной поначалу привёл меня другой интерес. Вот уже два года как я занимаюсь составлением  Книги Памяти участников Великой отечественной войны – бывших жителей села Васильевское и окрестных деревень. Мы вспоминали с ней все семьи, жившие в довоенное время в  Крохино, и тех, кто погиб, и кто вернулся с фронта. Память удивительно легко и точно возвращала её в свою молодость. Только первыми были такие её слова: «Да вспомню ли всех… Некогда мне тогда по деревне-то шастать было. Работала с утра до ночи, никого порой днями не видела». Беседа плавно перенесла нас от судеб земляков к судьбе её родного брата Михаила, погибшего в самом начале войны,  к её собственной…

Я, конечно, знала, кем она работала в годы войны. Работая в школе,  даже приводила ребят своего класса познакомиться с этой интересной  женщиной. Есть в сельском музее её фотография и воспоминания о работе в годы войны.

Приходила к ней несколько раз и каждый заставала её за работой: то перебирала она после посадки остатки картошки для кур,  то готовила грибы к сушке, то перевозила на тележке дрова с улицы во двор на зиму. И на лавочке посидит, когда приходят к ней деревенские  бабулечки, уважают её. Любят они собираться у дома Забелиных, как когда-то собирались на вечёрки у её родительского дома.

Из воспоминаний Валентины Алексеевны: «Дом наш большой был, красивый. Все колхозные собрания под окошком проходили. И обеды колхозникам раздавали у нас, и гулянки все тут же бывали. У дома трава не росла! Брат Леонид гармонистом был. Два круга для танцев устраивали. Весь притон у нас! Детей в семье было 8 человек всех возрастов. Детвора целыми днями крутилась у дома. Родители не гоняли, всё было у нас по-хорошему. Поют все, играют. Даже старики собирались поглядеть на молодёжь».

Родилась и всю жизнь прожила она в деревне Крохино Васильевского с/с, отец  Хонин Алексей Михайлович был в колхозе кузнецом, мать Евдокия Гавриловна домохозяйкой. Закончила  Валентина 4класса начальной школы, потом  ещё 3 класса в ШКМ (Школа крестьянской молодёжи)  в Васильевском. Училась хорошо. Начала работать в гребённой артели в селе Чечкино-Богородское счетоводом. В артели был радиоприёмник, там и застало её известие о начале войны… 

Война напоминала о себе ежедневными проводами призывников, скорбным плачем их и матерей, да напряжённым ритмом полевых уборочных работ. Изменилось поведение взрослых и подростков. В армию уходили не только люди, для участия в войне мобилизовывали из колхозов малочисленную технику , да запустовали ещё многие стойла в конюшнях.

Артель вскоре закрыли. Было ей тогда уже 19 лет.

Каждый человек хранит в памяти момент своей жизни, который кажется ему переломным во всей дальнейшей судьбе…  Помнит его и Валя.

Дядя её Хонин Ефим Иванович советовал идти работать на трактор. Отец был  против, понимал какая это тяжелая работа будет для девушки, но на фронт отпускать дочь было куда опаснее. И поехала наша Валя с подругами учиться на трактористку в Шуйскую МТС. Прошла первая военная зима. Весной как раз на Пасху своим ходом после ремонта  двинулись трактора в село. Уверенно и с гордостью вела Валя своего стального коня в родной колхоз и проработала на нем одном  долгих семь лет…

Искала фотографию трактора, на котором работала Валентина Алексеевна. Нашла.

 

Трактор марки ХТЗ выпускал Харьковский тракторный завод. Его керосиновый двигатель мощностью 30 л.с., развивал скорость от 3,5 до 7,4 км/ч. Колёса имели стальные обода с почвозацепами. Для сидения открытая платформа.

Стоят они теперь уже как памятники на постаментах в Рязанской, Кировской и других областях. Жаль, у нас ни одного не сохранили. А ещё нашла два плаката военного времени:

За работу спрашивали строго. Упаси бог черкнуть на лугу плугом! И глубину вспашки проверяли, и расход горючего. Кстати, на керосине только первые два года работали, потом использовали деревянные чурки-шашечки, которые население специально заготавливало для тракторов.

Вместе с ней в Васильевском колхозе всю войну работали трактористками Настя Кувалдина, Нюра Черноброва, Федосеева Шура, прицепщицами тоже девчонки – Оля Онохина, Нина Сурина, Толкова Нина, Тая Коконова. Смены были с 6 утра до 6 вечера и с 6 вечера до 6 утра. А ведь это двенадцать часов! Было указание, чтобы техника работала круглосуточно. Если сменщица не приходила по какой причине, работали и две смены подряд. Особенно страшно было пахать по ночам, фар на тракторах не было. Трактора в пересменку не глушили, так как заводить их было страшной мукой. Заводить надо было вдвоём  вручную, а усилие требовалось в 32 кг!  А когда заводили трактор после такого мучения, от радости пели и плясали. А сколько тяжестей перетаскали – и мешки с зерном по 20 кг, и воду для трактора, и железяк всяких,  иногда сами выталкивали трактора из канав. Надрыв и травму получить можно было запросто. Девичьи руки с трудом поворачивали и руль.

Однажды работала она в Солотопке. Приехал директор МТС Малыгин Сергей Иванович на работу передовой бригады посмотреть. Видит, рука у Вали Забелиной забинтована смоченными в солидоле тряпками. Давно уже намятая рука была.  «Покажи! Ставь трактор и сейчас же в больницу! Без руки останешься!» Врач Дома инвалидов войны, открытого для выздоравливающих бойцов в нашем селе в годы войны, Пожарский Николай Петрович рану разрезал, обработал и повесил руку  на повязку через плечо. Строго предупредил – не работать, пока не заживёт. Выдержила без работы только два дня.  На всю жизнь остался у Валентины Алексеевны след от такой работы.

 

Старались трактора содержать в полном порядке, во время всё смазывали, подкрепляли, работали аккуратно. Многое могли прямо на поле отремонтировать. А если поломка серьёзная, то за запчастями надо было в Шую на МТС ехать на лошади или пешком идти.

Сев, подъём паров, уборка урожая, вспашка зяби до самых морозов… «Домой всегда с песнями возвращались. Женщины в деревне дивились: «Устали, а поют!» С осуждением только на наши штаны смотрели, так не в юбках же было работать. А то при встрече услышишь от них: «Валька, а про тебя по радио говорили!», или «Про тебя в газете написали!». А мы ничего кроме поля не видели!»

На зиму уходили в ремонт. На МТС в Шую ходили пешком. Выходила Валя в 3 часа ночи, заходила за подругами и в путь. Мороз, снег по колено…  Приходили без опозданий в 8-00 усталые, замёрзшие. Только к печке, а тут уж директор МТС идёт смотреть,  кто чем занимается. Жила у сестры, а в субботу после работы обратно домой тем же ходом.

Передовой трактористкой всегда была наша Валя, их женская бригада была на первом месте в районе. Были, конечно, и премии, и Грамоты, и прилюдная похвала руководителей на районных совещаниях. Была и Медаль «За доблестный труд в Великой отечественной войне 1941-1945 годов».

Кто знает, каким бы был исход этой страшной войны, если бы не было у нашей армии такого крепкого надёжного тыла. «Победа ковалась в тылу» – это не просто красивая фраза. Недаром сказал поэт: «Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд». В одном ряду с боевыми стоят награды, которые имеют наши уважаемые ветераны – участники трудового фронта. Даже, если кого-то из них незаслуженно забыли.

 «Как бы тяжело нам не было, мы честно делали своё дело, отдавали ему все свои силы. И всегда пели. Пели устало, упрямо, ошалелые от радости, что сделали, со слезами на глазах, пели, чтоб не поддаваться слабости, с одной мыслью – надо работать, надо преодолеть все трудности. У всех тогда было одно желание: чтобы война закончилась как можно быстрее, и чтобы каждый ушедший вернулся живым. Верили в победу».

Без волнения нельзя слушать её воспоминания.

Весть о Победе сообщила Настя Кувалдина, придя на смену. «Девчонки, война кончилась!» Обрадовались, кто смеётся, кто вопит… «Первая мысль, что отпустят нас значит с тракторов. Ан нет! Председатель сказал тогда, что пока мужики не приедут и не обучатся этому делу, будете работать. Только прицепщиц  отпустили».  Далеко от наших  деревень гремели салюты , парады Победы…   А на трудовом фронте первого послевоенного лета изменений не было. Полным ходом шла уборочная, косили и молотили, вывозили хлебопоставки и очень ждали  подмоги – возвращения демобилизованных из армии фронтовиков. Так и  работала Валентина Алексеевна ещё два года. Потом стала старшей рабочей по деревне. Наряды на работу выдавала, начисляла трудодни, зарплату, вела трудовые книжки. Будущий муж её Борис Забелин, вернувшись с фронта, тоже стал трактористом. Марку Вали Забелиной поддержал, висела его фотография на Городской Доске Почёта в Шуе.

Как живёт сейчас Валентина Алексеевна? Семья её от дочерей приросла внуками, правнуками. Ими она очень довольна. Заботится о ней дочь Татьяна, переехавшая к матери сразу после своего выхода на пенсию. Все дела в доме делаются с участием Валентины Алексеевны. Она подвижна, бодра, очень приветлива. Память поразительная, много знает стихов и молитв наизусть, читает, любит кое-что смотреть по телевизору. В  общем активна как и всю жизнь!     

А мы уходим незаметно,

И вместе с нами навсегда

Уходит память лихолетья –

Послевоенные года.

Как живо детство «золотое»:

Деревья, бедность и жара.

По пыльной улице колхозной

Уходят в поле трактора.

Их зиму всю скребли и мыли

По МТС-ским мастерским.

Их рукояткой заводили,

Сцепивши зубы, что есть сил.

Они пахали, боронили

И «тарахтели» всю войну.

А за рулём -то бабы были,

Но прокормили всю страну.

Вглядитесь в лица трактористов

Невыносимо трудных лет,

Они нам словно посылают

Из сорок первого привет.