Что осталось от того, что досталось.

О наследии Шереметевых в селе.

Дата основания нашего села затерялась в глубине веков. До наших дней дошла «Уставная Грамота дворцовых Афанасьевского и Васильевского сёл с деревнями и крестьянами» от 28.02.1554 года, выданная царём Иваном 1У (Грозным), которая и подтверждает, что уже к этому времени село было большим и принадлежало царю.  С 1619 года село было пожаловано царём за службу князю Дмитрию Михайловичу Черкасскому.  Пётр Борисович Шереметев, получивший в наследство все вотчины отца, женился на единственной дочери князя Алексея Дмитриевича Черкасского Варваре Алексеевне, получив в качестве приданого новые земли, в том числе и наше село. В результате этого брачного союза в России сложилось крупнейшее помещичье хозяйство, населённое по данным на 1765 год 73500 крепостными душами мужского пола.

Род  Шереметевых –  один из самых известных и богатейших в России. Свою родословную Шереметевы ведут с 14 века. Фамилия возникла от прозвища Шеремет, которое носил один из предков в конце 15 века.

История всех представителей рода хорошо изучена, в интернете информации невероятно много. Мне, конечно, было интересно прочитать хотя бы справочную  информацию. Фактическим основателем рода был Пётр Борисович Шереметев (1652-1719) – сподвижник царя Петра 1, военачальник и дипломат, генерал-фельдмаршал. За свои военные труды и ратные подвиги он получил от царя все возможные в то время награды и почести, стал графом и крупным землевладельцем.  Умер в Москве, похоронен в Петербурге в Александро-Невской Лавре.

Вспомним строки из пушкинской поэмы «Полтава»:

И он промчался пред полками,

Могущ и радостен, как бой.

Он поле пожирал очами.

За ним вослед неслись толпой

Сии птенцы гнезда Петрова –

В пременах жребия земного,

В трудах державства и войны

Его товарищи, сыны:

И Шереметев благородный,

            …

История жизни Б.П. Шереметева, как и истории жизни его прямых потомков — предводителя московского дворянства Петра Борисовича (1713–1788), его сына Николая Петровича (1751–1809) и других членов семьи Шереметевых в 19–20 вв. — это ненаписанные интереснейшие романы об истории России, о её лучших людях, пронесших через века высокие заветы служения Отечеству и передающуюся из поколения в поколение любовь к искусству.

После смерти Бориса Петровича его потомки начинают отходить от больших государственных дел, хотя по-прежнему являются «первыми» при дворе, но душой  и сердцем они «служат» другим богам. Прежде всего – культуре. Ни в чьих имениях не создано столько музеев, сколько в Шереметевских.

Шедеврами русской архитектуры и искусства стали  дворцовые ансамбли Кусково и Останкино, которые обустраивались  сыном фельдмаршала П.Б.Шереметева и внуком Николаем Петровичем Шереметевым. Последним владельцем усадьбы до революции был Сергей Дмитриевич Шереметев. О нём отдельное слово.

                                                                                  Из книги Адель Алексеевой «Шесть портретов на фоне времени»:

«Но я коротко остановлюсь сначала на личности Сергея Дмитриевича. Родился он в 1844 году. Пережил четырех императоров. Именно ему выпало стать свидетелем последнего дня самодержавия. Истинный граф, богатырь духа, последний вельможа в русской истории, он и рождением своим и деятельностью был поставлен в эпицентр исторических событий. Флигель-адъютант, полковник, член Государственного совета, крупнейший землевладелец, обладатель миллионного состояния, многих дворцов и усадеб, радетель культуры и просвещения Сергей Дмитриевич свято верил в великое предназначение России. В его вотчинах вводились новые, передовые методы хозяйствования, он умел находить умных, знающих управляющих. Когда начался промышленный подъем в стране, взялся за развитие ткацкого дела в Иванове и его окрестностях. Занимался развитием церковно-приходских школ.

Страстью графа было собирательство, исследования: по истории, этнографии, народному творчеству, иконописи, археологии. Он стал председателем «Общества любителей древней письменности», членом Русского археологического общества в Константинополе, Псковского археологического общества, почетным членом Академии художеств.

Как держал себя граф в год революции? Так, словно не произошло ничего чрезвычайного. Когда домашние сетовали, что все пропало, все потеряно, он отвечал: «Что наши потери в сравнении с тем, что теряет Россия?» Если домашние заговаривали об эмиграции, он приходил в раздражение: «Нельзя покидать родину, нельзя переводить свои капиталы, ибо предки наживали все это для своей страны, для народа», «У нас нет настоящего, но зато есть прошлое и его надо сохранить во имя будущего», – говорил он. Надо немедленно открывать музей, пока холод, беспорядки не уничтожили все, – горячась, говорил он сыну, – нельзя ничего продавать ради того, чтобы насытить желудок. Рембрандт, Рафаэль, Ван Дейк, Кипренский, Грез – все это должно принадлежать народу, России».

Сергей Дмитриевич всю жизнь старался высоко нести звание графа, до конца жизни оставаясь носителем родовой духовности и передавая это детям и внукам. Вот строчки из его письма: «Любите друг друга, будьте дружны, независимы, уступайте всегда старший младшему, сильный слабому. Никогда не судите действий наших, ни слов, ибо детям не судить родителей, и вы этим только грех на душу примите. Смотрите за собой строже, чтобы и вас не судили, делайте все то, что вы бы желали, чтобы вам делали. Помогайте нищему и нуждающемуся сколько сил ваших и возможностей будет, доброе слово и ласковое нуждающемуся и то помощь».

Умер Сергей Дмитриевич 2 декабря 1918 года. Он завещал похоронить себя в Новоспасском монастыре в усыпальнице предков. Но, увы! Монастырь к этому времени превратили в концлагерь, усыпальница была разграблена, разворочена, на территории монастыря хоронить не разрешили! Могила была вырыта за стеной, гроб положили в мерзлую землю за оградой. Памятник поставить боялись. К весне холмик сел, крест кто-то сорвал, на этом месте рассыпали мусор. И на долгие годы забыли имя человека, который столь много сделал для истории культуры России».

О жизни крепостных крестьян в вотчинах Шереметевых  в 1947 году была написана  книга:

 Щепетов К.Н. Крепостное право в вотчинах Шереметевых (1708 – 1885). Под редакцией профессора  Г.И.Полосина. Это монография известного исследователя поместий графов Шереметевых Константина Никаноровича  Щепетова. В книге собран богатейший по объему и качеству документальный материал о разбросанных в разных районах России владениях графов Шереметевых, полученный автором в различных архивах  (Ленинградский архив народного хозяйства, ГАФКЭ, Ярославский областной архив, Центральный межевой архив, Усадебный и научный архив Останкинского дворца-музея, Научный архив Кусковского  музея, Музей революции и др). Значительную часть книги занимают таблицы (в тексте и в приложениях).

 Таблицы в приложениях (многостраничные):

 1. Доходы с вотчин Б.Шереметева за 1708 г.

 2. Крепостное  хозяйство П.Шереметева в 1765 г.

 3. Земли, примежеванные по генеральному межеванию 1772-1785 гг.

 4. Количество крепостного населения и земли в вотчинах Шереметевых по данным    экономических  примечаний к генеральному межеванию.

 5. Кол-во крепостного населения и земли в вотчинах  Шереметевых 1799-1800 гг.

 6. Промышленные заведения в вотчинах Шереметевых 1766-1788 гг.

 7. Крепостные крестьяне-душевладельцы.

 8. Общее кол-во земель, приобретенных крестьянами за  1770-1830 гг.

 9. Отдача и заработки купцу Синебрюхову в 1843 г.

 10. Доходы от продажи рекрутов 1814-1859 гг.

 11. Отход на заработки в Никольской вотчине в 50-х гг. XIX в.

12. Отход на заработки в Вощажниковской вотчине 1820-1839 гг.

13. Промышленные предприятия в с.Вощажникове в 50-х гг. XIX в.

 14. Промышленные предприятия в Никольской вотчине в 1850-х гг.

15. Число дворов и размеры оборотов крестьян 1802-1861 гг.

16. Обороты крестьян “капиталистых”.

17. Выкуп крестьян на свободу в Юхотской волости 1854-1856 гг.

18. Выкупные платежи в вотчинах Шереметевых.

 

 В таблице приведены сведения о вотчинах, расположенных в губерниях: Московская, Ярославская,  Нижегородская, Архангелогородская, Новгородская, Казанская, Воронежская, Белгородская, С.Петербургская, Рижская, Орловская, Харьковская, Курская, Владимирская, Костромская, Тверская, Смоленская, Тульская, Рязанская, Симбирская, Пензенская, Саратовская (конкретные населенные пункты).

Пока мне не удалось познакомиться с такими богатыми материалами книги, но сделать это считаю необходимым для полноты представления периода принадлежности нашего села Шереметевым. Ведь не прослежена пока даже последовательность владельцев нашего села по линии Шереметевых,  начиная с 1743 года и до отмены крепостного права. Известно только, что в 1908 году среди землевладельцев и домовладельцев в селе был граф Александр Дмитриевич Шереметев.

              Шереметевы не были жестокими крепостниками, хотя строго спрашивали за нерадивость, пьянство и обман. Можно сказать, что правление Шереметевых для села было добрым. Жизнь селян при нём улучшилась в материальном отношении. Стала оформляться торговая площадь, выросла значимость ежегодной Троицкой  ярмарки, а это говорит о том, что вырос  у наших селян потребительский спрос и объём предложения товаров.  

Известно, что Шереметевы снисходительно относились к «капиталистым» крестьянам. Петр Борисович Шереметев, а позже и его сын Николай не только не препятствовали деятельности в своих волостях местных крепостных предпринимателей, но и поощряли ее.  А после отмены крепостного права такие крестьяне превращались в самостоятельных деловых людей – владельцев торговых заведений, ремесленных мастерских, трактиров и постоялых дворов и даже фабрик. Так, в нашем селе  к 1888 году хозяевами были  и имели свои торговые лавки и мелочные лавочки на базарной площади крестьяне:

o   Кувалдин Иван Иванович и Офутина Екатерина Александровна (торговля  хлебным товаром),

o   Лосев Михаил Васильевич (торговля мясом),

o   Сурин Михей Андреевич, Болтушкина Акулина Фёдоровна, Белышев Пётр Иванович, Прихудайлова Прасковья Михайловна, Смирнова Матрёна Семёновна,  (торговля бакалейным товаром),

o   Шипулин Пётр Иванович (торговля фуражками и шапками),

o   Среди владельцев торговых заведений были также  Козлов Семён Андреевич, Арефьев Александр Игнатьевич, Панов Василий Иванович, Козлова Лариса Григорьевна, Лосева Анна Петровна, Маненкова Авдотья Фёдоровна, Огуров Пётр Алексеевич, Комаров Иван Константинович,

o   Сапожными мастерскими владели Потехин Григорий Григорьевич, Севрюнов Василий Фёдорович, Осокин Василий Степанович, Шипулин Иван Петрович,

o   Крендельными мастерскими владели Болтушкин Александр Фёдорович, Прытков Пётр Дмитриевич, Соколов Василий Александрович,

o   Хозяином кузнечной мастерской в Запрудье был Красильников Фёдор Иванович, в Васильевском Шиганёв Матвей Михайлович,

o   Некоторые крестьяне занимались и производством, и торговлей. Так, например,    Машин Николай Евтихиевич имел сапожную мастерскую и лавку на базарной площади для торговли бакалейным товаром, а Кувалдин Дмитрий Николаевич имел раздаточную контору по выделке пестряди и лавочку на усадебной оседлости по торговле харчевым и бакалейным товаром,

o   Крестьянин Болтушкин Михаил Зосимович имел в селе раздаточную контору и в 1885 году построил ткацко-механическую фабрику.

При Шереметевых началось большое каменное строительство, кстати, кирпич делали из местной глины на местных производствах. Немало жителей села имели двухэтажные дома, низ которых чаще и был кирпичным.

Несомненно, что Шереметевы имели отношение и к строительству в селе церковного комплекса, возможно также и земской больницы, школы и двуклассного училища Министерства народного просвещения. Это предстоит уточнить.

В некоторых вотчинах Шереметевы строили свои Дома-усадьбы, как например в Ярославской губернии в  с.Вощажниково или в Курской губернии с.Поим. В нашем селе такого не было, но однако шереметевский след есть. Так что же осталось в нашем селе от того, что досталось Советской власти в 1917 году? В 2001 году я на эту тему готовила конкурсную работу на районные краеведческие чтения. Вот собранный материал:

В музее истории села есть «План села Васильевское Шуйского уезда Васильевской волости», составленный в 1908 году.

 

Среди фамилий землевладельцев есть «Гр.А.Д.Шереметев».  За ним в Васильевском числились торговая площадь с каменным торговым рядом и 10 участков с домами:

1.      1. Дом ( пл.Совхозная, дом 1) – сохранился, но  без мезонина. До Великой отечественной войны в нём размещалось общежитие для учащихся Васильевской художественной профтехшколы,  во время войны  и до 1980-х годов корпус Дома инвалидов. Сейчас используется как жильё. Мезонин был снят в 50-х годах и перенесён на ул. Северную, дом1.

.

2.     

 

2.  

2.   2. Дом (ул.Советская, 11) с отдельно стоящим каменным помещением –палаткой или конюшней  – не сохранился. Был большой двухэтажный дом.  Жители вспоманали, что в нём была сапожная артель, потом обучали мальчишек столярному делу. Годовицына Нина Васильевна вспоминала, что там жили какие-то студенты из Москвы, любили допоздна читать и уронили раз свечу, от этого и случился  пожар.  На этом месте долго был просто пустырь, потом построен щитовой дом. Я помню там цех строчевышивальной фабрики, а потом контору РТП сельпо.

3.      3. Дом (ул. Советская, 26) – сохранился. Используется как жилой. 

 Снимок 2013 года

4.      4. Каменное здание и  палатка (ул.Школьная, 5) – сохранились. До 1966 года в нём  была  средняя школа. В настоящее время это один из корпусов Детского дома. 

 

5.       5. Дом (ул. Школьная, дом 18) – почти полностью сгорел в 2008 году. Принадлежал ОПХ «Васильевское», использовался под жильё.

 

6. Пять участков с домами и постройками (пл.Совхозная рядом с Детским домом и позади них через Северную улицу) – не сохранились совсем. На этом месте сейчас дома № 8 и № 9 на пл.Совхозной и дома на ул.Северной. Снимок 2013 года

7. Пять зданий торгового ряда сохранились до сих пор. Два здания в настоящее время используются под магазины.  Снимок 2013 года

Кроме этих зданий при Шереметевых за селом были построены «гамазеи» – амбары для хранения общественного зерна. Строение было так добротно сделано, что обеспечивало отличное качество хранения зерна долгие годы. После установления Советской власти гамазеи перешли в собственность колхоза.  В начале 60-х годов пожар уничтожил деревянную часть гамазеев, а остатки их высоких каменных столбов стояли до 80-х годов.

К сожалению,  нет такого же плана д.Запрудье, но там находился Дом управляющего вотчиной Шереметевых (ул.Глазкова, 32). Снимок 2013 года

Управление вотчинами шло через управляющих и старост. В их обязанности входило ведение всех дел, кроме уголовных. Во 2-й половине 18 века в нашем селе для управляющего был построен большой каменный дом. Дом многокомнатный с большими окнами и высокими потолками, украшенными лепниной, стены метровой толщины, высокое парадное крыльцо на чугунных столбах с навесом, каретный двор, оранжерея для зимнего сада, изразцовые печи  – всё в нём было в диковинку жителям села, привыкшим к простым избам. Вокруг дома парк, среди деревьев которого были чужестранные красавицы пихты. Близ дома фонтан, руины которого оставались до середины 20 века. Сейчас  жители вспоминают  это здание как «ветлечебницу», где оказывалась не только  помощь домашним животным, но велась и зоотехническая работа, в частности, по воспроизводству породистых лошадей, так как в селе была большая конеферма. Очень долго работал здесь Хрулёв Виктор Иосифович. В 60-х годах здание было приспособлено под квартиры. Удивительно, но в одной из квартир в этом доме сохранился камин в отличном состоянии.

 Снимок 2012 года

Снимок 2012 года 

Снимок 2012 года 

      В  лесу за селом в местечке Райки была дача управляющего. Большой красивый деревянный дом, многочисленные хозяйственные постройки,  большой пруд… После национализации там было Васильевское лесничество – контора, производственные помещения, жильё для работников. Долгое время там работал Кудрявцев Фёдор Фёдорович. В 1964 году по халатности нового руководителя барский дом  сгорел. Места были настолько благоустроены и красивы, что очень долгие годы народные гуляния в Троицу проводились именно там.

      Предполагаю, что последним управляющим гр.Шереметевых был Иван Иосифович (Осипович, как часто упрощали) Скорб. В одном из документов за 1910 год есть такая запись: “…подписуюсь по доверенности графа А.Д.Шереметева и.о.у. Скорб И. “ИОУ” – это, очевидно, “исполняющий обязанности управляющего”. Возможно,  при Шереметевых он и был лесничим, а может быть стал лесничим уже после установления Советской власти. По воспоминаниям Капитолины Петровны Кудрявцевой  И.Скорб был поляком по происхождению, в 30-х годах занимал  должность лесничего и жил с семьёй в Райках.  В конце 30-х же годов скоропалительно и бесследно уехал. Убранство дачи было богатым, К.П.Кудрявцева вспоминала огромный, более чем в человеческий рост портрет царя Николая 2, вспоминала, как в день отъезда нагрузили полную телегу добра, которое смог  взять Скорб. По воспоминаниям Нины Васильевны Годовицыной, отец которой дружил с дочерью  Ивана Иосифовича Евгенией Ивановной, было в их семье ещё два сына, которые уехали в Москву. Вот снимок 30-х годов, в компании вторая справа Евгения Ивановна, крайний слева В.Шипулин.

Про Райки можно прочитать здесь.

 

 

 Снимок от Годовицыной Н.В.

 Евгения Ивановна была замужем за  Шориным Николаем, сыном шуйского купца Шорина Николая Алексеевича, жившим в Васильевском (дом Шориных находится в центре села, большая его часть разрушена). Евгения Ивановна была, конечно же, очень образованной и воспитанной женщиной. После установления Советской власти работала учительницей в Васильевской школе крестьянской молодёжи, есть фотографии. Уехала на Украину, когда точно неизвестно. Её дочь Маргарита Николаевна Каллистратова всю жизнь прожила в Васильевском,  работала воспитателем Детского дома со времени его открытия в 1943 году и до ухода на пенсию.

Белых пятен в этой теме немало, так что … будем искать.