История поиска

Вступительная статья к Книге Памяти воинов

с.Васильевского и деревень бывшего Васильевского с/с

Сытым и довольным, родства непомнящим, им память не нужна.

Она – боль, совесть, сострадание, любовь к Родине. Нынче другим гордятся…

 

      Столько лет прошло со времён войны, что даже не верится… Безмерно велико число всех её жертв. Живыми свидетелями остаются лишь немногочисленные ветераны и дети – довоенные, военные…  И помнят они больше не отцов, а свое голодное детство и бесконечные слёзы матерей. Многие из них рассказывают так: «Поставил меня отец на табуретку, поцеловал, и больше я его не видела».  А ещё помнят, как бежали за телегами с мужиками и парнями, уезжающими на фронт. Костерина Софья Михайловна, отец которой умер от ран ещё в феврале 1942 года, вспоминала, как пришло в их деревню Никитинское сообщение, что в Шую прибывает первый эшелон с демобилизованными, как вся деревня вышла встречать их, а приехал только один – Ситников Алексей Георгиевич. «До сих пор в глазах мать, рыдающая от горя», – рассказывала она, вытирая свои слёзы.

      Многие люди пытались после войны установить судьбы своих отцов, мужей, сыновей, братьев. И очень редко удавалось им получить положительный ответ. Чаще «Считается пропавшим без вести» или «Сведениями не располагаем».

Карпов Л.С.

{yandex}alinavasilyok/xin6pjyga2.7007{/yandex} 

      Последние годы происходит рассекречивание огромного количества документов самого главного военного архива России – Центрального Архива Министерства Обороны – ЦАМО. Создан общедоступный электронный банк данных – ОБД «Мемориал», сайт «Подвиг народа», где в открытом доступе можно увидеть потрясающее количество разнообразных документов о погибших, пропавших без вести, попавших в плен  или  умерших от ран. И, главное, узнать судьбу и место захоронения воинов. Правда, многие остаются пропавшими без вести и по этим документам.

      Когда-то жители нашего села сделали очень хорошее дело – установили обелиск «Погибшим землякам в годы Великой отечественной войны 1941-1945гг», а позже увековечили имена погибших на стеле  «Они сражались за Родину». Есть среди них и мои родные:

Теремов АВ, Теремов ВВ. Теремов ВВ. Их родными сёстрами были Теремова Евстолия Васильевна и моя мама Теремова Нина Васильевна. Три года назад я начала поиск документов с целью установления их судеб и мест захоронения. Результат потрясающий!

Удалось узнать по многочисленным  документам и последнее место службы, и воинское звание, и место захоронения. Погиб лейтенант Теремов Всеволод Васильевич в самом конце войны в апреле 1945 года в боях на территории Германии, похоронен на территории бывшей ФРГ. Увидев цветные фотографии и всего воинского мемориала, и надгробной плиты с фамилией Теремова Всеволода Васильевича, я была поражена современными возможностями поиска!

Если бы Евстолия Васильевна могла увидеть это…

А узнав точное место захоронения капитана Теремова Александра Васильевича, его внук Теремов Александр Альбертович с детьми уже дважды побывал в Витебской области в деревне Козьяны, где установлен обелиск с именем деда. Передал фотографию  в школьный  музей воинской Славы, встретился с жителями, побывал в администрации сельского совета и в районном военкомате.

      Я поняла, что мы все в очень большом долгу и перед теми, кто не вернулся, и теми, кто ждал и искал, но не находил.

      На нашей стеле 587 фамилий. Кто они? Чьи родные сейчас живы? Какой была судьба каждого? Помнят ли их? Есть где-нибудь информация об их именах, отчествах, месте и годе рождения? Как составлялись эти списки? При расспросе жителей высказан вариант, что сведения собирали по улицам и деревням депутаты и школьники, и вариант, что получены они были в Шуйском военкомате. Посмотреть бы на эти списки… 

      Начала я своё исследование три года назад с Книги памяти Ивановской области т.6 (Шуйский район). Составлялись они по материалам, хранящимся в Шуйском объединённом городском военкомате (Книги учёта призванных по мобилизации накануне и в период войны, журналы регистрации извещений о погибших, умерших от ран, пропавших без вести, умерших в плену).  Основным принципом составления поимённых списков являлся факт призыва Шуйским военкоматом, независимо от места рождения. Поэтому в Книгу памяти включены не только уроженцы Шуи и района, но и других регионов России и бывших союзных республик, проживавших по какой-либо причине в период войны на территории района (военная служба, учёба, работа и др.). После её штудирования, я пришла к выводу, что военкомат в село таких списков не давал, так как уж очень сильно  разнятся сведения.

      Кроме подробного изучения Книги Памяти, я внимательно просмотрела в Шуйском военкомате все сохранившиеся Книги учёта призванных по мобилизации и картотеку демобилизованных по всему Шуйскому району.

       Скорее всего был опрос жителей.  Причём, говорят, жителям было указание не вносить пропавших без вести и попавших в плен. Но кто-то всё равно давал ФИО таких воинов для занесения на стелу. Таких много. Возможно также,  даже называли кого-то по памяти и не родственники даже. Иначе не оказалось бы после всех опросов и поиска документов столько как будто «ничьих» воинов.

      База данных получилась огромной, более 800 человек. Первое впечатление, что и не было столько жителей тогда. Но ведь нельзя исключать, что многие наши земляки действительно жили или работали в Шуе, Родниках, или вообще в других районах по совершенно разным причинам (учёба, женитьба). В годы репрессий, накануне войны и во время войны многие  переезжали в город. И если кто-то призывался не Шуйским, а например, Палехским военкоматом, разве он перестал быть нашим? Например, Ступин Анатолий Владимирович. Родился в Уткине, закончил педтехникум в Шуе, начал работать в начальной школе д.Ерёмкино, поэтому и призван был Палехским РВК. И, конечно же, он должен быть и есть на нашей стеле. А некоторые наши погибшие земляки занесены в КП других областей (по месту захоронения). Но и там  они указаны  уроженцами села Васильевского или какой-либо окрестной деревни.

      

Проанализирую результаты.

1.     Совершенно точно могу сказать, что на стеле увековечены имена далеко не всех. Воспоминания жителей подтверждают это. Нет Арефьева Алексея Николаевича – отца Козиной Нины Алексеевны и Морохова Сергея Ивановича – её земляка по Кстову, Кирьянова Анания Григорьевича – брата Меркудиновой Александры Григорьевны, Туманова Семёна Ивановича – отца Норкиной Фаины Семёновны и Туманова Валентина Семёновича – её брата, Картавцева Алексея Леонтьевича – родного дяди Благиной Луизы Ивановны, Шипина Константина Павловича – родного дяди Шипиной Валентины Николаевны (г.Шуя). На мемориальном монументе Виктора Александровича Мочалова есть имена Тюкова ВМ, Пудовнина АГ, Пудовнина НА. Нет никого из Сошниковых(д.Скорятиха),  Копытовых (д.Кузнечиха), Степановых (д.Пшеничново), Ситниковых (д.Власьево), Пырина СИ (д.Власьево), Мудровых, Тарасовых, Мягковых, далеко не все Тумановы, Арефьевы, Беспаловы, Дутовы, Чумаковы, Сухановы, Норкины и т.д.

2.     Совершенно точно привожу ошибки, допущенные на стеле:

Дойников СВ – это Дойников СА – отец  Дойникова НС.

Забелин ПВ – это Забелин НВ – родной брат Забелинолй ЕВ

Забелина АФ – это Забелин Александр Фадеевич, житель д.Кличево

Помехин И – это Потехин Иван Николаевич

Фомёнков КГ – это Фомёнков Кузьма Семёнович – дед Фомёнкова С.

Чураков ГА – это Чураков Павел Осипович, другого Чуракова не было.

3.     Допускаю возможные повторы некоторых  ФИО, так как опросы жителей и отсутствие документов в ОБД «Мемориал» и КП на них не выявили вторых носителей таких ФИО. Это Гогин АП, Котельников ЛА, Кузнецов ВИ, Лядов АВ, Сушин АИ, Шипулин МС, Забелин А.и не только эти.

4.     Допускаю возможное ошибочное написание инициалов Имён и Отчеств, так как в документах расходится лишь одна буква. Бабаев ФИ (ФМ?), Гольцов ГИ (ГЯ?),Горшков ЛП (ДП?), Колобков ЯФ (ЯИ?), Комаров НД (ИД?), Котельников АН(АИ?), Мирсков НФ (ПФ?), Морохов ФИ (ФН?), Одувалов МВ (АВ?), Пудовнин СМ (СД?), Рыжков МА (АА?), Самодуров АИ (НИ?), Федулов ПС (ЛС?), Храмов АФ (АС?), Храмов МА (МИ?), Фомёнков ВД (ИД?) и т.п.  

Или действительно, речь идёт о совершенно других людях, при этом указанные на обелиске воины  не упоминается нигде.

5.     Оказалось, что на стеле есть имена погибших в советско-финской войне. Это   Бородин ЛИ, Дадукин ВА, Кирьянов ИП, Коптелов ВД, Кучин ВА, Лаптев СФ, Малыгин ЛИ, Ступин ФИ, Щербаков СИ. При этом не все погибшие в той войне указаны. Это Копытов Фёдор Александрович, Костин Василий Алексеевич, Маткин Александр Сергеевич, Чешков Иван Осипович. Данные установлены по Книге Памяти той войны.

6.     Установлено, что на стеле есть имена демобилизованных воинов. Возможно, их включили как участников войны, но умерших до установления этой стелы. Они действительно «Сражались за Родину». Это Козин МП – отец Кабешевой Нины Михайловны, Сурков ПП(родственник  мужа Сурковой Клавдии Евстафьевны), Кирьянов АН (отец Сухановой Н.). Никаких других жителей села с такими ФИО никто не назвал.  Кроме этих  имён есть ещё выявленные в Шуйском ГВК из Алфавитных книг демобилизованных имена воинов, чьи данные совпадают с указанными на стеле. Это  Курицын ВМ, Морозов АА, Мочалов НС, Пантелеев НИ, Попов АВ, Потехин ВФ, Пудовнин НА, Соков СВ, Соловьёв  ВН, Толков МИ, Шигин Н. Это ещё раз подтверждает, что список для стелы составлялся со слов жителей. А воспоминания Кашина Геннадия Ивановича выявили факт внесения в этот список Кашина НМ, погибшего ещё в Гражданскую войну или вскоре после неё уже здесь, в селе.

7.     На стеле есть имена воинов, родившихся не на территории  Васильевского с/с – Костерин МФ, Бабаев ФЯ, Бабакин ГА, Глебов АИ, Лаврентьев ДА, Осипов АА , Ларин СС, жёны которых здешние.  Но нет Бурлакова АА, Осипова ПА, Лагунова МВ. Могли бы быть указаны и Тепляков АВ – муж нашей учительницы Тепляковой АА и Мишуков КГ – муж Мишуковой НН, но они ,видимо, решили не включать их в список для занесения на стелу, так как мужья родом из других мест Шуйского района (Дунилово и Китово), хотя в музее на стендах есть их фотографии.  Возможно, что то же самое можно сказать о Клюеве КВ – его мать учительница и в дальнейшем первый директор Васильевского детского дома Клюева ЕИ жила и работала в Васильевском. В КП Шуйского района указано, что Клюев КВ из Васильевского. Из учителей, работавших в нашей сельской и деревенских школах, есть только Чикурин ВА и Зайцев ПА, а Изволенского НН (Ч-Богородская нач.школа) и Субботина МП (Никитинская начальная школа)  нет.

 Та же причина привела к тому, что Архипов ВА в КП Шуйского района указан уроженцем с.Васильевского. У жителя нашего села Архипова  (ул.Глазкова) такого родственника не было, а по  воспоминаниям Сурковой КЕ родная сестра её мужа Суркова Алексея Алексеевича вышла после войны замуж за Архипова Николая  Александровича из д.Меньшиково, где его отец работал фельдшером. А при просмотре похозяйственных книг д. Меньшиково увидела и самого Виктора Александровича как проживающего там. Есть имена Лариных – уроженцев д.Высоково Дворишского с\с, казалось бы не наши. Но в селе давно живёт Ларин Борис Михайлович, на стеле имена его отца Ларина МА и родного брата Ларина НМ. Ну и хорошо! Ведь для сохранения памяти это сделано.

8.     Только по воспоминания жителей (поиск документов  ничего не дал)стало возможным определить , имена и отчества следующих воинов:

Балахнин Геннадий Григорьевич         Воловов Геннадий Александрович

Гогин Дмитрий Фёдорович                    Дадукин Сергей Григорьевич

Жидков Дмитрий Васильевич              Жидков Николай Васильевич

Коптелов Михаил Дмитриевич             Кочин Василий Яковлевич

Кузнецов Александр Иванович             Новиков Василий Алексеевич

Осокин Леонид Николаевич                  Теремов Вячеслав Васильевич

Севрюнов Алексей Николаевич            Серохвостов Иван Николаевич

Шигин Сергей В.

Нет никаких упоминаний ни в каких документах, а это значит неизвестной для родных остаётся их действительная судьба до сих пор.

9.     Только в Книге памяти Шуйского района встретила следующих,  возможно, действительно наших:

 Баранов Николай Иванович, Ваненков Константин Иванович, Пудовнин Николай Афанасьевич, Шарыгин Фёдор Михайлович. При этом на стеле их имён нет.

10.  Есть примеры, что данные на воинов разнятся или годом рождения, или отчеством, но вроде это один человек.  Это  Нужины АЕ, Щербаков ПА и Щербаков ДА. Возможно это один и тот же воин.

11.  И наконец, последнее. Остаются невыясненными ещё более 40 фамилий. Пока никто и нигде не помог их прояснить. 

К чему это я? К тому, что много вопросов возникает. А вывод один – если чьи-то имена увековечены, значит так было решено родственниками в то время, а если кого-то забыли или не решились увековечить на нашей стеле, это можно и исправить, хотя бы посредством этой Книги Памяти. Справедливость же должна восторжествовать? 

Уточнение данных, встречи с жителями, поиск родственников, могущих подтвердить или опровергнуть какие-то сведения в этой Книге памяти, продолжается. Очень важным результатом работы является сбор фотографий участников войны как погибших, так и вернувшихся живыми. Продолжу изучение документов  в Шуйском ГВК, а в  Архиве г.Шуи возможно удастся поработать с довоенными Похозяйственными книгами села и деревень.

Информация для тех, кто захочет поработать с КП Ивановской области т. 6 по Шуйскому району или в ОБД «Мемориал»:

1.     В КП тоже попали воины, благополучно вернувшиеся с войны. Такие случаи нередки, когда семья через военкомат получала извещения о пропаже без вести или гибели (даже с указанием места захоронения). С этих извещений и списаны имена воинов для увековечивания в КП. Например, есть наши Беляков ПВ, Фомёнков НА, Воловов БВ, Котельников МН, Лядов МА, Хонин ВН, Попов АИ, Морозов АА, Костин ГФ. Кстати, наш Бородин АФ тоже упомянут в КП пограничных войск.

2.     В КП я встретила много ошибок в указании места рождения, например, Китово или Котово вместо Кстово, неопределённость придавало отсутствие указания с\с д.Михалёво . А у многих наших указаны другие места рождения (чаще Шуя), исходя из адреса, по которому вручалось извещение.

3.     Ошибки и в некоторых фамилиях. Потехин НД со всеми своими данными вписан как Потёмкин, Курзанов ДФ как Кудинов, Беспалов ВС как Бесконов, Ступин АВ как Тупин (это, правда в КП Палехского района так получилась), Жидков как Жибков и другие .

4.     Необычную  ошибку встретила, когда собирала сведения на Абросимова Ефима Васильевича. Его имя есть и на обелиске, и в КП Шуйского района. Но! Попутно встретила Абросимова Павла Константиновича с  теми же данными, что и у Ефима Васильевича. Заинтересовавшись ещё «одним нашим земляком»,  в Донесении о безвозвратных потерях увидела рядом с записью Абросимова ПК  Виноградова Павла Константиновича и поняла, что написав в донесении правильную фамилию «Абросимов» писарь по невнимательности записал ему ИО Виноградова. Вот так и получился Абросимов Павел Константинович.  И по этой же причине в КП Шуйского района попал из-за ошибочных данных Шуйского РВК Абросимов ПК. Вот такой казус.

5.     При безрезультатном первоначальном поиске мне удавалось найти нашего только при допуске различного варианта написания фамилии. Так после многократных попыток я наконец нашла нашего Осокина НМ под фамилией Сонник, Шутова как Гидтова, Почтарёва как Пагторева. Вот что значит человеческий фактор – рукописное написание донесений в военное время и архивное прочтение через столько лет. Писал один, а читал другой.  

Работа с базой данных и Книгой памяти погибших наших земляков продолжается. Например, очень показателен будет список всех призванных по Васильевскому и округе, который я заканчиваю составять по Книгам призыва Шуйского РВК и скоро представлю его здесь. Кроме этого, готовлю список всех демобилизованных.  

      Собранная информация интересна и важна сама по себе. С этой целью я её и собирала, чтобы вспомнить как можно больше имён воинов, отдавших жизнь за Родину, и имеющих прямое или любое косвенное  отношение к нашей Васильевской округе. Горестно признавать, но чем дальше уходит от нас та война, тем меньше даже сами родственники погибших интересуются этим.