Деревня Кличево

Деревня  Кличево.

Написать этот материал мне помогла (а может быть, я ей?) Забелина Евдокия Владимировна. Родилась она в этой деревне в 1925 году. Все трудности деревенской жизни испытала  на себе, работу в военное время, создала свою учительскую судьбу…

Первоначально я пришла к Евдокии Владимировне распросить лишь про Забелиных, чьи имена значились на нашей стеле «Они сражались за Родину». Она первая мне подтвердила  допущенные на стеле ошибки. А я Евдокии Владимировне  рассказывала о своих находках, встречах, показывала интересные фотографии.  К тому времени я уже читала воспоминания Буланцева Геннадия Александровича о его родной деревне Пшеничново, стала расспрашивать о родной деревне Кличево и Евдокию Владимировну. Всех жителей она вспомнила, обо всех рассказала.  Да так легко, будто вчера всё было! Откликнулась она с удовольствием и не только потому, что память сохранила очень многое, а потому ещё, что ей самой  когда-то очень хотелось записать свои воспоминания о детстве, о колхозной жизни, о войне,  об отце – «папане», как она его называла…

Наши желания совпали, и я начала записывать её рассказы. Начали с бывших жителей. Записано по расположению домов.

1.      До войны жили Тюхтины Николай Александрович и Мария (умерла в 1937 или 1938г.), их  5 дочерей. После смерти жены Николай Александрович привёл из Михалей жену Горшкову Александру Фёдоровну с сыном Фёдором (1923гр), который был взят на фронт и погиб. 

Николай Александрович был большим любителем праздников и особенно русских танцев. После смерти Николая Александровича за уже больной Александрой Фёдоровной ухаживала Буланцева Евгения Сергеевна, за что ей и был отписан дом Тюхтиных.   Муж  Евгении Сергеевны Буланцев Николай Иванович воевал, вернулся после демобилизации по ранению в этот дом. Жили очень трудно, бедно. Налоги с них снимали. Имели 4 детей: Тамара (уже умерла), Владимир (умер), Валентина (проживает в Шуе), Николай (1945гр, проживает в Васильевском).

2.      Мои родители – Забелины Владимир Ефимович и Мария Кузьминична. Мария Кузьминична уроженка Родниковского района. Сошлись, когда она  была вдовой с 1 ребенком, он вдовцом с 3 детьми. Нажили четверых общих детей.  Таким образом,  родители воспитывали 8 детей. За 8 детей матери давали медаль «Мать-героиня» и 2 тысячи рублей. А так как  дети в нашей семье были от разных матерей, поэтому мои родители таких льгот не получили.  Отец в войне не участвовал, но прошёл через все трудности работы в тылу. Воевали Иван (призывался в Иванове, куда потом и  вернулся, жил у дяди), Илья вернулся и жил потом в Краснодаре. Николай погиб. Павел Титов (материн сын) отслужил 5 лет срочной службы на Балтийском флоте и началась война. Погиб. На этом же флоте воевал Костя Быков, когда вернулся, рассказывал. Евдокия и Валентина стали учителями.

3.      Забелины Александр Фадеевич и Александра Михайловна, 4 детей: Анна – стала Зайцевой, жила и работала дояркой в Середневе, Леонид – погиб в войну, Николай, Людмила. Отца взяли на фронт не сразу, а когда стали призывать всех «брачных»(стариков и больных), служил в обозе. Однажды отравился грибами и умер от этого.

4.      Забелины Владимир Михайлович и Зинаида Васильевна. До них жили родители Зинаиды Васильевны – Василий Александрович Тюхтин и Прасковья. Было 5 детей,  помню только Софью и  Василия. Василий не воевал. Василий Александрович  и Николай Александрович  Тюхтины – братья. Трое детей: Галина, Нина, Зоя.

5.      Загибины  Александр и Ефрасия Васильевна. Был у них один сын Валерий, жил в Иванове. Загибин Александр погиб на фронте. Родом  был он  не из Кличева.

6.      Забелин Фёдор Михайлович и Прасковья Ефимовна. В семье было  8 человек детей: Мария, Сергей, Михаил, Александра, Нина (после замужества стала Козловой, уже умерла), Слава, Надежда, Валентин.  В то время за восьмерых  детей матери давали медаль «Мать-героиня» и 2 тысячи рублей деньгами. Семья эта была отмечена этой правительственной наградой. Федор Михайлович участвовал в войне,  вернулся по ранению и умер ещё до окончания войны. Михаил погиб в 1945 году в Чехословакии.

7.      Быковы Алексей Михайлович и Маремьяна Фёдоровна. Дети Нюра, Костя, Михаил. Костя воевал, вернулся. Михаил погиб. Сам  Алексей Михайлович был на брони, ещё до войны и после войны до пенсии был секретарём Васильевского сельского совета. Плохой был человек. Помню два случая, которые характеризуют его с плохой стороны.  Мой отец после войны работал почтальоном, его участок дд. Кличево, Кузнечиха, Крохино и ДОЦ. Быков собирал старые газеты  и заставлял отца продавать их по 3 копейки. А однажды отец после работы, а уставали в колхозе до изнеможения, выпросил у Гогина Сергея лошадь для вспашки своего участка, а Быков прямо с поля лошадь забрал. Пришлось всё делать нам вручную…

8.      Беспаловы  Иван Михайлович и Анастасия Михайловна. Детей не было. Иван Михайлович воевал, вернулся, жил в Кличеве, работал кочегаром на ДОЦ.

9.      Воловова Анна Николаевна. Её муж Евгений Иванович умер до войны.  Детей было 8 человек: Юлия, Августа, Фиса, Александра, Александр, Николай, Зинаида, Евгения (после замужества стала Онохиной, живёт сейчас в Васильевском). Жили очень бедно. Воевали на фронте Николай и Александр, оба погибли.

10.  Быкова Евдокия Михайловна. Жила одна, была старой  девой.

11.  Другой порядок. Волововы  Александр Иванович(не воевал, старый был) и Мария Ефимовна. Из детей помню Алевтину и Леонида. Леонид  воевал, потерял ногу. Работал в колхозе счетоводом.

12.  Быковы  Александр Михайлович (воевал, вернулся, умер в 1975г.) и Феодосия Григорьевна. Александр Михайлович воевал, вернулся, умер в 1975г. Сын  Николай тоже воевал, вернулся, пожил здесь немного, уехал на целину. Там по несчастному случаю погиб.

13.  Волововы Григорий Иванович  и Клавдия Гавриловна. Григорий Иванович воевал, вернулся, но прожил лет 10 после войны.  Дети: Мария,  Ольга, Иван 1924гр. Все дети воевали на фронте и вернулись живыми. Иван после войны жил в Иванове. Таким образом, вся семья воевала.

14.  Забелины  Алексей Николаевич и Мария Григорьевна. Детей было семеро: Мария, Никодим, Борис, Валентина (после замужества Цедилкина), Вера, Юрий, Леонид.

15.  Волововы Василий Григорьевич (не воевал) и Анна Николаевна (для Бориса она была мачехой).  Дети Борис, Вера, Зоя. Борис и Вера воевали, вернулись. Вера (1922 гр.) в войну работала на санитарном поезде, с поля боя увозила раненых вглубь страны вплоть до Дальнего востока. Имела воинское звание, очень много наград. Вера замуж не выходила. До войны окончила мед.училище, один год отработала фельдшером где-то в Ивановской области. Сама была ранена. Умерла в 2002(3?).

16.  Коптелова Александра Ивановна, муж её умер до войны. Дочь Катерина была на фронте, вернулась. Жила и работала в селе Парское Родниковского района вместе с матерью, там обе и похоронены.

17.  Забелина Ефрасия Николаевна и Евдокия Николаевна, две сестры, детей не было. Одна из них  была бригадиром в колхозе. Во время войны все мужские работы делали – косили, лес заготавливали, были и на рытье окопов.

18.  Банушкины Михаил Григорьевич  и Пелагея Макарьевна. Михаил Григорьевич воевал, вернулся, пожил мало. Детей было две дочери –  Надежда и Александра, умерли обе.

19.  Коноваловы Алексей Васильевич  и Татьяна Алексеевна, их дети Нина и Надежда. Алексей Васильевич умер ещё до войны.

 

Не могу не выделить особо тех жителей Кличева, которым пришлось защищать Родину на фронтах Великой Отечественной войны.

ПОГИБШИЕ участники Великой Отечественной войны:

1.       Забелин Николай Владимирович

2.       Титов Павел

3.       Забелин Александр Фадеевич

4.       Забелин Леонид Александрович

5.       Загибин Александр Иванович

6.       Забелин Михаил Фёдорович

7.       Быков Михаил Алексеевич

8.       Воловов Александр Евгеньевич

9.       Воловов Николай Евгеньевич

10.   Горшков Фёдор 1923гр

ВЕРНУВШИЕСЯ с той войны:

1.      Буланцев Николай Иванович

2.      Быков Константин Алексеевич

3.      Забелин Илья Владимирович

4.      Забелин Фёдор Михайлович

5.      Забелин Иван Владимирович (призывался в г.Иваново)

6.      Беспалов Иван Михайлович

7.      Воловов Леонид Александрович

8.      Пономарёва Надежда

9.      Быков Александр Михайлович

10.  Быков Николай Александрович

11.  Воловова Мария Григорьевна

12.  Воловова Ольга Григорьевна

13.  Воловов Иван Григорьевич

14.  Воловов Борис Васильевич

15.  Воловова Вера Васильевна

16.  Коптелова Екатерина Сергеевна

17.  Банушкин Михаил Григорьевич

 

В семье Буланцева Николая Николаевича сохранилось несколько фотографий жителей деревни. С помощью Евдокии Владимировны и Великониды Владимировны удалось установить почти полностью их имена. Вот на этом снимке 1933 года колхозники кличевского колхоза им. 2-й пятилетки с детьми, под №64 председатель колхоза Асташев Иван Владимирович.

 

1.      Тюхтин Николай Александрович

2.      Буланцева

3.      Забелина Прасковья Ефимовна

4.      Воловов Василий Григорьевич

5.      Забелина Мария

6.     

7.      Коптелова Мария (?)

8.      Воловова Клавдия Гавриловна

9.      Забелин Владимир Ефимович

10.  Забелина Мария Кузьминична

11.  Забелина Евдокия Николаевна

12.  Забелина Мария Григорьевна

13. 

14.  Забелина Ефрасия Николаевна

15. 

16.  Воловова Юлия Евгеньевна

17.  Коновалова Татьяна Алексеевна

18.  Беспалова Анастасия Михайловна

19.  Тюхтина Прасковья

20.  Тюхтин Василий Александрович

21.  Забелин Александр Фадеевич

22.  Забелин Владимир Михайлович

23.  Банушкина Надежда Михайловна

24. 

25.  Быков Михаил Алексеевич

26.  Быкова Лидия Александровна

27.  Воловова Алевтина Александровна

28.  Забелина Евдокия Владимировна

29.  Забелин Сергей Фёдорович

30. 

31.  Забелин Михаил Фёдорович

32. 

33.  Воловова Вера Васильевна

34.  Воловова Зоя Васильевна

35.  Забелина Великонида Владимировна

36.  Забелина Клавдия Владимировна

37.  Воловова Мария Григорьевна

38.  Забелина Мария Фёдоровна

39.  Забелина Нина Фёдоровна

40.  Забелина Александра Михайловна

41.  Забелина Людмила Александровна

42.  Воловова Анна Николаевна

43.  Воловова Евгения Евгеньевна

44.  Воловова Зинаида Евгеньевна

45.  Забелина Анна Александровна

46.  Забелин Николай Александрович

47.  Забелин Леонид Александрович

48.  Забелин Юрий Алексеевич

49.  Забелин Леонид Алексеевич

50.  Коптелова Екатерина Сергеевна

51.  Банушкина Александра Михайловна

52.  Забелин Михаил Фёдорович

53.  Забелина Валентина Алексеевна

54.  Забелин Никодим Алексеевич

55.  Забелина Вера Алексеевна

56.  Забелин Николай Владимирович

57.  Забелина Мария Алексеевна

58. 

59. 

60. 

61. 

62. 

63. 

64.  Асташев Иван Владимирович

65.  Воловов Григорий Иванович

66.  Забелин Алексей Николаевич

67.  Забелин Алексей Николаевич

Пионерский отряд д.Кличево. Снимок 1936-37г.1.      

1.      

1.      Воловов Иван Григорьевич

2.      Забелин

3.      Забелин Михаил Фёдорович

4.      Воловов Николай Евгеньевич

5.      Забелин Никодим Алексеевич

6.      Быков Николай Александрович

7.     

8.      Быков Михаил Алексеевич

9.      Забелин Борис Алексеевич

10. 

11.  Воловова Зинаида Евгеньевна

12.  Воловова Алевтина Александровна

13.  Быкова Лидия Александровна

14.  Забелина Евдокия Владимировна

15. 

16. 

17.  Банушкина Александра Михайловна

18.  Воловова Евгения

19.  Забелина Нина

20.  Забелина Клавдия Владимировна

21.  Забелина Великонида Владимировна

22.  Забелина Нина Фёдоровна

23. 

24. 

25.  Тюхтина Прасковья

26. 

27.  Забелина Анна Александровна

28.  Забелина Вера Алексеевна

29.  Забелина Валентина Алексеевна

30. 

31. 

32. 

33. 

34. 

35. 

36. 

37. 

38.   

Вспоминает Евдокия Владимировна: «Я помню, как нас тогда собирали фотографировать. Пионерский отряд из трёх звеньев по 5 человек. Главными в отряде были Маруся и Ольга Волововы. Я была в звене Зои Волововой. Помню, как отрядом ходили в Васильевское на пионерские сборы. Летом-то босиком целыми днями ходили, а к Васильевскому подходили, ноги мыли, обувался кто во что мог. Приезжали пионеры из Шуи из каких-то городских школ. Жили они в начальной школе, проводили мероприятия – игры, соревнования, музыка какая-то играла по вечерам. На линейках подводились итоги, поднимали и спускали флаг. Более 100 человек детей с округи собиралось, кличевский отряд был гостем, нас уже знали и ждали. Мы отличались организованностью от других. После отбоя мы отправлялись домой, по дороге всегда пели и даже плясали, вот такое хорошее настроение у нас было! Пели и взрослые песни, и какие-то новые – пионерские. А в деревне дома для колхоза веники заготавливали в лесу, колоски собирали и были на других  посильных работах. Купались вместе, в деревне был пруд на ключах, а за деревней какая-то «чёрная» яма, которая в жаркие лета пересыхала. Весело было и интересно. Выпускали стенгазеты, вывешивали их на двери пожарного депо. Пожарное депо было в  обыкновенном сарае, где стояли телега, вёдра, багры. На телеге всегда бочка с водой на случай. Ни одного пожара в деревне на моей памяти не было, бог хранил. Посреди деревни на берёзе висел колокол (не рельсина, как часто бывало в деревнях), ударами которого звали на работу или по экстренному случаю. Шутки с колоколом детям запрещались».

 

Рассказы Евдокии Владимировны о деревенской жизни в годы войны.

В войну на колхозников был наложен продналог, который сохранился и после войны до 1953 года, каждое хозяйство за год должно было сдать государству 1000 рублей деньгами, 40 кг мяса, 400 л молока, 50 яиц. Наша семья платила всегда. Папаня возил на продажу в город помидоры, яйца, картошку. В Родниках лучше брали картошку, цена была – на 1 рубль 3 кг. Старались посадить раннюю, чтоб по хорошей цене продать. Лошадь для поездок давал колхоз. Он в деревне чаще всех ездил с торговлей на базары. Деньги были нужны для продналога, копили 1 тысячу рублей. Торговля выручала. Когда удавалось полностью рассчитаться по налогу с государством, радовались. Всегда рассчитывались во время. А продукты для продналога сдавали прямо в колхозе,  по разным видам продуктов вывешивались объявления. Я помню, как папанька стоял у радиоприёмника и плакал. Выступал Маленков: «Продналог отменяется…». Было это в 1953 году.

Со времени установления колхоза каждая семья в личном хозяйстве имела 40 соток земли. А при Хрущёве началась «новая» политика: «Кто сдаст землю, тому будет пенсия городская». Половина деревни отказалась от земли. Имели только по 15 соток и получали пенсию 45 рублей. А папанька не отказался от земли, считал, что земля надёжнее. До смерти в 1971 году получал пенсию 8 рублей 50 копеек. Мама получала 23 рубля (за Павла, погибшего на фронте, выхлопотали мы с Идой), а до этого получала тоже 8руб.50копеек.

В деревне был колхозный дом, специально построенный большой дом, 5 окон по фасаду. Там находилось правление колхоза, где работали председатель, бригадиры, счетоводы. Самая  большая комната была для собраний и праздников, проводы в армию ещё отмечали. Годовой праздник деревни отмечался в Успенье 28 августа.

На краю деревни был ещё специально выстроенный дом для избы-читальни. Штатных единиц  не было. Там часто собирался наш пионерский отряд. Стоял один книжный шкаф. Книг было мало. В шкаф на полки клали поленья, а книги ставили поближе к краю полки. Создавался вид, что книг много.

Мужики в деревне водкой не увлекались, пьяных на улице не было. От пьянки никто не умирал.

Игры в нашем детстве были простыми. На улице играли в «Чижика», в «Лапту», прыгали через верёвку, набивали мяч в стенку, в войну. Резиновые мячи были.

Когда играли в войну, дело и до слёз доходило, когда провожали «мужей». Куклы были соломенные, покупных не было. Даже у дочери моей 1957 гр. первой игрушкой был заводной прыгающий цыплёнок, купленный в Ленинграде лишь в 1958 году.

Электричество в Кличеве появилось в 1959 году. До этого сидели с керосиновыми лампами и фигасиками. Фигасики делали так: в небольшую чашечку наливали масло, закрывали кружочком с отверстием для железной трубочки, через которую пропущена верёвочка, которая и горела из-за масленой пропитки, как фитиль. Около такого фигасика сидели с сёстрами втроём, читали, писали, играли. Чем писали? Карандаши были, чернила делали из чернильного чёрного порошка, который  разводили водой или спиртом. В начальную школу ходили в Васильевское.

Кино в деревню привозили однажды, ещё до войны. Показывали на улице, повесив на стену дома полотно.  Помню даже фильм, назывался «Ася». Устраивали вечёрки даже в войну, молодость брала своё. Пели, танцевали в разных домах по очереди, кто разрешит.

Как началась война. Июнь 1941 года. Мы, девчонки-подростки, собрались на Красную горку в село Чечкино-Богородское. Там услышали известие о войне. Гулянье не получилось, думали о том, кому придёт повестка.

       С самого начала войны стало ясно, что враг очень силён и коварен, умел наводить ужас на население. Довелось Евдокии Владимировне слышать режущий звук фашистских истребителей и запомнилась ей одна из листовок, которые сбрасывали с самолётов: нарисованы Гитлер и Сталин. Сталин играет на гитаре «Последний нынешний денёчек гуляю с вами я, друзья, а завтра рано на рассвете заплачет вся моя родня». А Гитлер играет на рояле и поёт «Широка страна моя родная».

Настало трудное время. Людей мобилизовывали на укрепление городов. Началось строительство оборонительных сооружений около Шуи в д.Иваньково. Из нашего колхоза было выделено 12 человек. Самые младшие были Забел…  и Вася Копытов из Кузнечихи. Надо было рыть противотанковые рвы глубиной 3м и шириной 7м. Первая мобилизация началась 4 ноября. Местность оказалась болотистая. Вырыть такие рвы не удалось. Был разработан новый план в 2-3 км от Шуи в д.Змеёво. Был конец ноября, земля промёрзла. Применяли кирки, ломы. Жгли костры, таскали сухие деревья из Марьиной рощи (в то время лесок такой был), грелись сами и грели землю. Каждому человеку отмеряли  по 1м. Работать было неудобно. Мужики работали быстрее. Жили на квартире в Змеёве, кормились своим, кто чего привёз, бывало и голодными оставались. Пальто никогда не просыхало. Работали всю неделю, в воскресенье домой. За нашими приезжал на лошади Воловов Василий Григорьевич. Так работали около месяца. Вскоре дошли радостные вести – фашист остановлен. Работа была прекращена.

      Потом была работа в колхозе. Отец мой Владимир Ефимович в первую военную зиму заключил договор с Васильевским сельским советом на пилку дров для учреждений села . Работа оказалась очень тяжёлая. До Пшеничнова ехали на лошади, там её оставляли и дальше вглубь леса шли до делянки пешком. В день по 3-4 кубометра делали, дрова пилили по 0,75 м , кололи пополам и надо было ещё уложить.  Инструментом работали своим. Так мне пришлось взять топор, пилу. Пилю, а слёзы капают… Отец ругал, если что не так получалось, приучал к добросовестному труду. За месяц сделали 100 кубов.

      Такой же договор хотели заключить ещё трое, начали и на третий день бросили, сказали: «Очень тяжело».

      Март и февраль отдыхали. В апреле 1942 года приступили в колхозе к полевым работам. Готовили (проверяли и ремонтировали) плуги, бороны и другие орудия. В конце апреля можно было в поле. Отец решил, чтоб я на лошади начала работать, хотел сделать из меня пахаря. Показал, как запрягать и распрягать лошадь, прошёл со мной одну борозду. Был он бригадиром, потому быстро ушёл к другим рабочим, оставив меня одну. Я изо всех сил старалась, земля в борозды ложилась ровно. До войны в колхозе было 20 лошадей, хороших всех забрали, осталось 10 кляч. Помню и кличку той лошади, на которой работала – Колдун. Вспахала я в первый день 0,23га. На пахоту мою пришёл смотреть председатель колхоза Першин Александр Петрович с бригадиром. Похвалили, сказали: «Пахарь состоялся». С того времени каждый сезон работала, пахала под картошку, овёс… Я пашу, а Женя Воловова (Онохина) на бороне.

Весенние работы закончились, но об отдыхе не думали. Началась прополка. Пололи картофель, овсяницу. План на семена овсяницы был очень большой. Нужна она была для аэродромов, чтоб они были зелёными и не было большой пыли. На прополку брали детей с 6 лет. Я на прополке не работала, опахивала картошку на лошади.

Приближался сенокос. На луга ходили с песнями. Косили с восхода солнца, пока роса. Потом завтракали и косы меняли на грабли, ворошили траву. С 12 до 14 часов был обед. Ходили домой и на стоянку доить коров. В 16 часов к граблям прибавляли вилы, метали сухое сено в стога и скирды. На лошади в хорошую погоду удавалось 23 воза перевезти:  7-8 возов утром, 6-7 после завтрака и 6-8 вечером. Сено к телеге привязывали верёвками, пригнетали его, чтоб потуже было.

В конце июля – начале августа начиналась жатва. Косы, вилы, грабли меняли на серпы.

В поле. Снимок 1939 или 1940г. 

1.      Воловова Анна Николаевна

2.      Быкова Маремьяна Фёдоровна

3.      Быкова Анна Алексеевна

4.      Воловов Василий

5.      Забелина Мария Фёдоровна

6.      Забелина Валентина Алексеевна-Цедилкина

7.      Воловова Алевтина Александровна

8.      Коптелова Александра Ивановна

9.      Забелина Ефрасия (Клавдия?) Николаевна

10.  Забелина Зинаида Васильевна

11.  Воловова Мария (Ольга?) Григорьевна

12.  Воловова Мария Ефимовна

13.  Забелина Мария Кузьминична

14.  Коновалова Татьяна Алексеевна

15.  Тюхтина Наталья

16.  Забелина Евдокия Николаевна

17.  Забелина Прасковья Ефимовна

18.  Забелина Александра Михайловна

19. 

20.  Воловова Клавдия Гавриловна

21.  Забелина Евдокия Владимировна

22.  Забелина Ефрасия Николаевна

 

 В поле выходили все – и стар, и мал. Работа была индивидуальной. Бригадир отмерял по краю поля сколько-то шагов, ставил метку, с другой стороны поля тоже ставили метку. Шли, глядя на метку, оставляя след. Хорошими косцами были Коптелова Александра Ивановна, Забелина Ефрасия Николаевна, Забелина Евдокия Николаевна, Быкова Феодосия Григорьевна, Коновалова Татьяна Алексеевна, Буланцева Евгения Сергеевна. Я косить не любила и жать быстро не могла. Хорошими жнеями были Забелина Зинаида Васильевна, Забелина Ефросия Николаевна и Коптелова Александра Ивановна. Работали как машины, каждая за жатву убирала более 5 га. Покланяешься!…

Вязали снопы, складывали «бабки». Как делали «бабку»? Берётся первый сноп, сгибается, ставится в середину и по кругу приставляются неломаные снопы жатвой вниз. Обычно «бабка» складывалась из 25 снопов. Делали верхушку: брали три снопа, один жатвой вверх, второй к нему привязывали, третий сноп  с другой стороны. Колосья одного с другим связывали соломой. «Бабки» стояли дней 7-10. Потом их свозили на ток под навес. Слово «ток» от «стекания зерна». Мышей на току было очень много, хоть и проветривалось всё хорошо. За «бабками» приезжали на лошадях. Делали подстилку из половиков, ставили их колосьями вниз штук по 10. Пригнетали и ехали. На току сваливали. Снопы могли лежать до снега. Главное было вывезти их с полей. Первый обмолот везли в Шую для сдачи государству. Остальное до поры, когда было время им заниматься. Но сначала для колхоза откладывали зерно на семена, на корм скоту, а после подсчёта трудодней остальное делили. На трудодни как правило давали зерно и картофель. Сено для скотины не давали. Это уж заготавливали сами. В нашей семье работниками были трое – отец, я и сестра Ида, на всех выходило 1200 трудодней, из них 600- отца.

Как молотили. Была на току небольшая молотильная машина. В движение её приводил привод при помощи трёх лошадей.  Лошадей подгоняли мальчишки. У машины стоял машинист, обычно бригадир. Снопы развязывали, совали в машину, а солому деревянными двурогими вилами несколько женщин отбрасывали в омёт, как на стог. Так молотили рожь, пшеницу, овёс и клевер на семена.

В конце августа – начале сентября уборка зерновых заканчивалась, сеяли озимые рожь и пшеницу. На Успенье 28 августа в поле оставался только картофель. Убирали его в конце сентября. Погода бывала всякая, и дождь, и даже снег. Выпахивали картошку лошадью, а убирали вручную. Картошку свозили в картофелехранилище. С планом поставок справлялись. В колхозе выращивали помидоры и капусту. На капусту был план, а помидоры выращивали вроде для себя. Приёмный пункт был в Шуе. Я возила капусту на лошади в какие-то магазины, там давали справку, что приняли. Справку сдавала в правление колхоза.

Когда осень была сырая, на уборку не выходили – лошади вязли, да и сапог резиновых тогда не было. Иногда приезжали из Шуи «погонялы», стучали в окна, заставляли доски в борозды класть и работать. Не каждый год удавалось собрать весь картофель. Зато весной этот неубранный картофель спасал от голода. Картофелины выкапывали, тщательно промывали, снимали кожуру, мыли до тех пор, пока не будут белыми. Потом их просушивали, толкли в муку и пекли что-то – блины, лепёшки. Говаривали «До чего мы дожили, стали есть досыта! Будут времена, когда и хлеб в магазинах будет, а всё равно такую картошку будем есть!»

После уборки картошки начинался обмолот зерна. Если картошку и приходилось оставлять в поле, то зерно обмолачивали всё, ни одного снопа не пропадало. Молотили и под луной, и в валенках, и в варежках.

Колхоз подводил итоги, считали трудодни, развозили зерно по домам. На мельницу зерно возили в Васильевское, там на «деревяшке» была паровая машина и при ней мельница, работал на мельнице Шипулин Василий. Возили ещё в Самулиху, в Зеленово Родниковского района. Приходилось и мне зерно привозить, мололи при мне, 10-15кг муки хватало на месяц.

И повторялся весь этот цикл работ каждый год.

В военные и даже послевоенные зимы от каждого колхоза небольшие бригады привлекались на заготовку дров. Было это основным топливом повсеместно и требовалось его огромное количество. Труд тяжелейший! От нашего колхоза на эту работу была выделена бригада из трёх женщин – Забелина Евдокия Николаевна, Копытова Анастасия и я, Забелина Евдокия Владимировна. Да возчиков привлекали. Из Кличева для перевозки дров выделяли 2-3 лошади, возчиками выли Забелины – отец Владимир Ефимович и моя сестра Ида, да ещё Быков Александр Михайлович. Работали далеко от дома, в д. Лодыгино за Шуей. Жили на квартирах, обедать ходили в Колобово за 2 км от делянки, завтрак и ужин из того, что привезли с собой из дома. Пилили, сами кололи и складывали в поленницы или прямо на телеги, чтоб везти на ж\д станцию. Спиливали деревья по кругу, ложились они постелью штук по 20. Потом начинали обрубать сучья, двое по мерке (пилили по 0,75 м) двуручными пилами пилили.  Сложенные дрова замерялись, так как  за работу отчитывались. Норм личных никаких не было, на каждый колхоз давался план. Старались скорее выполнить и уехать домой. В первую зиму 100 кубов надо было заготовить, во вторую и третью больше. На четвёртую зиму добавили нам двух мальчишек – Кольку и Юрку Забелиных, так смогли 500 кубометров сделать. Труд тяжелейший, как только выдержали?!…

Как встретили День Победы. Это был обычный рабочий день. В 5 часов утра пришли к конному дволру, чтоб отправиться в поле. Пришёл бригадир, сказал, чтобы в поле  не уходили и ждали его, будет важное правительственное сообщение. В 7 утра из Васильевского прибыл гонец, сообщил, что война кончилась. Всем было объявлено идти домой, а к 12 часам приходить к Васильевскому с\с на митинг. Все деревни опустели, к 12 часам площадь у сельсовета была заполнена людьми от мала до велика. Со второго этажа председатель сельсовета Шалин открыл митинг, сказав самые важные слова «Война окончена, товарищи!». Котков («Михалыч») из охотничьего ружья выстрелил три раза, получилось вроде салюта. Появились гармошки, балалайки.  Кто плясал, кто ревел… Гул стоял, даже к Крохино слышно было. К 14 часам все вернулись домой. В колхозном доме был накрыт праздничный стол. Зарезали двух баранов, накормили всех досыта! А вечером было гулянье.      

Вспоминая годы войны, хочется рассказать коротко о Воловове Леониде Александровиче и Волововой Вере Васильевне. 

Родители Леонида Александровича жили в Кличеве, а работал он до войны в городе Родники. Раньше с расстояниями не считались, ходили в такую даль каждый день пешком. Был призван на фронт, но вернулся раньше окончания войны из-за ранения. Отняли ногу выше колена. Был шутником, стихоплётом, кого угодно просмеёт в песенках, частушках. Прозвища всем придумывал, чтоб веселей было. Работал счетоводом в кличевском колхозе. Заходил в картофелехранилище, где девчата работали.  Воодушевлял! «Бабы, работайте! Каждая перебранная вами картошка бьёт фашиста!» После работы спрашивали друг друга: «Ну, сколько сегодня фашистов убили?» и смеялись! Когда наш «Кличевский колхоз имени 2-й пятилетки» присоединили к Васильевскому, его взяли счетоводом в контору. Жил в Васильевском с Пономарёвой Надеждой. Хороший мужик был, весёлый.

На этом фото он сидит среди детей.

А ещё Леонид Александрович есть на фото «Они положили начало музею» (нашему музею истории села Васильевское), значит интересовался историей, имел отношение к созданию музея.

Воловова Вера Васильевна до войны окончила Шуйское медицинское училище. Была в войну на фронте, работала на санитарном поезде. После войны жила с матерью в Кличеве, семью свою не завела, не работала из-за инвалидности, получала пенсию 45 рублей всего. В 1980-81 году Евстолия Васильевна Теремова выхлопотала ей квартиру как участнице войны. Сама она по скромности своей не стала бы пороги обивать, хоть и нуждалась. Получила отдельную однокомнатную квартиру со всеми удобствами, была очень довольна! В ней она и умерла, ухаживала за ней её двоюродная сестра Зинаида Александровна Коткова, у которой и сохранились военные фотографии Веры Васильевны и некоторые документы. Хоронить её помогал Шуйский райвоенкомат – и машину выделили, и памятник поставили.

На фото 1952 года Вера Васильевна со своей матерью Анной Николаевной Волововой в д.Кличево.