Деревенская промышленность

Торговля и мелкая промышленность были серьёзными и давними занятиями крестьян нашего села. Процесс отделения промыслов от земледелия начался давно и был устойчивым. В 1668 году при общем количестве 85 дворов насчитывалось 59 непашенных и оброчных крестьян, а в 1678 году это число увеличилось до 64.  Далее расслоение крестьян только усиливалось.

Напомним, что с 1743 года и до отмены крепостного права в 1861 году наше село принадлежало роду Шереметевых.

Род Шереметевых на протяжении своей истории, по выражению историка К. Шепетова – автора книги «Крепостное право в вотчинах Шереметевых» –  «вглядывался и вслушивался в крепостную деревню». В жизни этого рода выдерживался принцип «беречь крестьян,  это сила России».

 Вотчинные управляющие в Шереметевых землях были в основном из грамотных и предприимчивых людей, которые поощряли «добрых» крестьян вести торговую и промысловую деятельность. Владельцам села и окружающих деревень это даже облегчало сбор оброка с крестьян. Кстати, оброк платили не только с «тягла». Денежные поборы были и с неженившихся, вдовых и с невышедших замуж. А ещё был введён сбор по одному рублю с каждого крестьянина, знавшего ремесло.

        В Шереметевских вотчинах допускались процедуры использования труда купленных крепостными крестьянами-предпринимателями таких же крепостных крестьян. Правда, капиталистые крестьяне покупали крепостных и землю на имя владельца-крепостника. Таков был тогда порядок.

Отпуск крестьян на свободу у Шереметевых было редким явлением. Об одном из таких случаев сохранились сведения, которые и приводит Щепетов в своей книге. В день именин сына Дмитрия (1803г.) А.Шереметев отпустил крестьянина с.Васильеского Максима Бедринова с женою его Афанасьей Ивановной с малолетними их сыновьями Иваном и Василием «вечно на волю».

Из «Полного описания дачам, состоящим во владении гр. Н. П. Шереметева на 1800 год» мы имеем некоторые сведения о Васильевской вотчине.

«Крестьяне практически всех вотчин «упражнялись» в различных промыслах. По данным Атласа в Верхневолжском регионе среди крестьян были распространены более 20 разнообразных видов промыслов. У некоторых вотчин Шереметевых выделяется специализация. Так крупным ткацким центром становится с. Иваново Шуйского уезда.  Васильевская вотчина в Шуйском уезде тоже стала специализироваться на ткацком производстве, а также  широкую популярность получили промыслы, связанные с пошивочным мастерством (шитье шапок, рукавиц, портновский) и обработка кож (овчинный, сапожный). 

Развитие промыслов и торговли приносило крестьянам значительный доход, так постепенно выделяются крестьяне-капиталисты, таковым считался крестьянин с капиталом от 500 рублей. Всего в вотчинах Шереметевых к 1800 г. было 766 крестьян-капиталистов, а общий, объявленный ими капитал, составлял 774 470 рублей».

  Так, например, 190 крестьян с объявленным капиталом в 51000 рублей проживали в Ивановской вотчине Владимирской губернии. Эта вотчина была одной из самых доходных. Доходной была и наша Васильевская вочтина. Вот сведения о ней:

 

Год

Число  купцов

Оборот капитала

Руб.

Фабрикантов и заводчиков

Оборот капитала

Руб.

1811

29

77 000

1

 

1836

76

311 4000

10

 

1848

74

770 000

29

 

1850

59

257 000

22

72 400

1854

33

115 500

6

12 000

1861

23

224 500

6

49 000

 Фабрикой или заводом называли любое даже совсем маленькое предприятие с наёмными рабочими, а купцами называли торговцев даже небольшого масштаба. 

Отмену крепостного права Шереметевы приветствовали. Хоть выкупные платежи крестьян и были высокими, но благодаря торговым и промысловым заработкам наши крестьяне смогли стать и земле- и домовладельцами. Однако, центральная площадь с  торговыми рядами, несколько домов и земельных участков, а также леса оставались за Шереметевыми вплоть до событий 1917 года. О том, что осталось в нашем селе после национализации имущества Шереметевых, можно прочитать здесь.

Из  «Статистических сведений о Васильевской вотчине», составленных земским Степаном Лысухиным в 1801 году:

«Рукоделия и ремёсла крестьянские в том состоят: нанимаются в работники, в пастухи, так и по пашпартам уволяются, а при домах шитьё шапок, рукавиц, чеботарное, гребённое, делание горшков глиняных, борон, содержание собственных ветряных мельниц, плотничное, ткацких станов делание, тележное, колёсное. Санное, кузнечное, овчинное, портное. извоздное и протчие. А женщины управляются в рукоделии. Более в тканье крестьянских рубашечных и портошных пестрядей, бумажных, полубумажных и из бельной пряжи. У кого есть, то собственные, а прочие берут у других по найму, от чего у оных и платеж податей и содержание себя зависит.

Фабрика одна ткацкая у крестьянина Ивана Смирнова, на коей выделывается пестрядца и волниста на 20-ти станах, рабочие здешние и посторонних вотчин крестьяне. Красильных изб шесть: в селе Шебалина Ивана Петровича, в д.Запрудье  Дадукина Михаила Фёдоровича, Дыринова Якова Алексеевича, Красильникова Фёдора Тимофеевича и две у Красильникова Ивана Петровича.

Под фабрикой и красильными заводами земли 275 сажён, под кузницами 81 и ½, под пивоварней 14, под сальнями 52, под варнями 26».

В своём отчёте Лысухин, проявляя радение за получение дополнительных доходов помещика, рассуждает: 

«Каждый крестьянин, промышленник он или ремесленник и в каком рукоделии и промысле, только б не оставался в праздности и лености, а всякий бы находился в своих делах, пропитание имеет, и не многие остаются в праздности. Всяк старается добыть хлеб своими трудами, кроме одних только самых бедных, престарелых, не могущих уже  при прибегнуть к снисканию всего себе нужного. Следовательно, все крестьяне каждый по силе положенного на него тягла равного обязанностью его сиятельства служить, включая достаточных и могущих крестьян, которые от всех отличаются своими отменными промыслами и домами».

Домашняя промышленность как часть крестьянского хозяйства подлежала наравне с земледелием обложению налогами, причём и натуральным и денежным способом.

Во Владимирской губернии издревле крестьяне занимались  ткачеством, прежде всего холста. Было это первоначально рукодельным ремеслом крестьян.

В книге И.Мешалина «Текстильная промышленность крестьян Московской губернии в 18 и первой половине 19 века» (изд.1950 г.) наше село упоминается. Есть перечень натуральных сборов с крестьян от 1745 года, в нём читаем: «…с.Васильевского полотна тонкого 226 аршин…». А ещё есть ссылка на документ о возвращении крестьянам с.Васильевского в 1756 году «худой посылки» в 55 аршин холста, присланного ими в Москву. По-видимому, холст этот был неоднородным и выделялся из общей массы своим плохим качеством.

При появлении спроса на бумажные изделия, ткачам пришлось переменить лишь материал тканья.

Первые фабрики хлопчато-бумажных изделий появились в конце 18 столетия, но развились и усилились они в начале 19 столетия. В начале 40–х годов XIX века в текстильную промышленность проникают капиталистические отношения. Формы промышленности  были тогда домашнее-капиталистическая и мануфактурная. Первая состояла в том, что предприниматель, раздавал материал для обработки на дом мастерам-светёлочникам и забирал у них выработанный товар. У мастеров-светёлочников кроме членов их семей работали и наёмные работники.  Работа шла, конечно, ручным способом. Разбогатевшие светёлочники впоследствии превращались в фабрикантов. В отдельных случаях светёлки сохранились на ряду с фабриками  до конца 19 века, например, в 1897(3?) году в  Васильевском была светёлка Ивана Михайловича Тюрина. Известно, что было в ней 30 ручных ткацких станков и 30 человек рабочих – 3 мужчин и 27 женщин. Вот каким было здание этой светёлки. На снимке видно сооружение пристройки к зданию Детского дома, а здание светёлки было вскоре снесено. 

 А мануфактурная промышленность состояла в том, что  предприниматель устраивал большую мастерскую со многими наёмными рабочими. Постепенно бумаготкачество стало самым важным промыслом всей Владимирской губернии, давшим ей и известность, и эпитет промышленной. Особенно этот промысел получил распространение в Шуйском уезде, в который входило и  село Иваново, быстро приобретающее промышленный характер и ставшее впоследствии текстильным центром России.

Ткацкий промысел  был очень выгоден. Ткали чаще по домам, но устраивались ткацкие светёлки, куда сходились для тканья несколько семейств. Была такая светёлка и у нас – Ивана Смирнова, открытая в селе в 1790-х годах. Из самых ранних сведения о ней мы узнаём, что называлась она «полотняная мануфактура», было в ней 16 станов и 19 рабочих. В обороте хозяина – крепостного крестьянина – было 7000 рублей. В селе были и красильных избы, принадлежавшие крепостным  крестьянам, в обороте которых имелось до 3000 рублей капитала. Работали и семьями, и наёмными людьми.

По домам «тканьём» занимались исключительно женщины. Ткацкие станы были почти в каждой избе. Занимались и набивкой тканей. В сведениях за 1817 год указываются такие данные: в селе 150 миткалевых станов, 12 набивочных и в д.Запрудье миткалевых станов 10 и набивочных 33. 

Интересное наблюдение о ткачестве в Шуйском уезде читаем у И.Лядова: «В последнее время некоторые из мужчин в селах Васильевское и Дунилово и в деревне Репино начинают устраивать правильный ход фабрикации, именно: бумажную пряжу для основ начали заклеивать клейстером, отчего она разматывается и ткотся лучше и скорее». 

В середине 19 века в Васильевском разных льняных и бумажных тканей, пестрядей, шахматок и миткалей вырабатывалось ежегодно от 75 000 штук (кусков) на сумму до 800 000 рублей.

Прядилен своих не было. Сырьё покупали. Пряжу в Шую привозили с ярмарок Москвы, Нижнего Новгорода, мелкие производители брали у посредников в Шуе и Иванове.

Первоначально использовали пряжу бухарскую, после 1790 года  английскую и немецкую, а с 1800 года русского прядения с Александровской мануфактуры из С-Петербурга.

Хоть и живём мы в текстильном крае, но немного знаем об истории столь стремительного роста фабричных производств. Я, например, с удивлением узнала, что развитию и умножению ивановских и Шуйских ситценабивных фабрик послужило то обстоятельство, что в 1812 году Московские фабрики были разорены. История любопытная и для Шуйского края весьма достопримечательна. Привожу её здесь в пересказе из историко-краеведческого сборника «Горицы – Дунилово» 2012 года издания.

«Один случай окончательно решил и надолго упрочил в Шуе торговлю хлопчато-бумажной пряжей, как главным материалом этого производства. Случай этот был следующий.

В 1812 году, когда жители Москвы спешили удалиться от грабительства французов во внутренние губернии, купцы московские везли с собой и товары. В числе таких товаров было до 5000 пудов английской бумажной пряжи. Шуйский купец Василий Максимович Киселёв – главный тогда оптовый торговец мануфактурными товарами по украинским и малороссийским ярмаркам – не смотря на вроде бы неблагоприятное время, решился купить эту пряжу и купил её по 60 рублей за пуд. И что же? В конце этого же года бумажная пряжа возвысилась в цене до 300 рублей за пуд и доставила Киселёву чистой прибыли 1200000 рублей! После такой счастливой операции он обратился к торговле бумажной пряжей и другими заграничными товарами, в том числе и красильными материалами. В 1815 году он имел обороту более 4 млн. рублей. С 1820 года он начал сокращать свою торговлю по украинским ярмаркам, а в 1827 году прекратил совершенно. Сбыт бумажной пряжи производил через приказчиков в Москве и сам с сыном в Шуе, в селах Иваново, Дунилово и Васильевское во время базаров и на местных ярмарках. Покупателями его были все шуйские и уездные фабриканты, в том числе васильевские, и других городов: Суздаля, Гав-Посада, Кинешмы, Нерехты и т.д.

Выписывая и покупая в год от 70 до 80 тысяч пудов Английской пряжи, почти треть всего количества выписываемого тогда в Россию, Спрос на хлопчато-бумажные ткани был изумительный! Время для фабрик наступило «золотое». Киселёвы привозили очень качественные товары, кредитовали своих покупателей на значительные суммы и часто под честное слово, способствуя росту фабрик, большему занятию рабочих рук, получающих  довольно хороший заработок, поддерживающий благосостояние сельского населения».

Вот интересные данные из конторских книг Киселёвых – списки фабрикантов, которые в 1842 году с ними торговые дела, но имевшими долг. Среди Шуйских, Ивановских, Тейковских и других, есть фабриканты и Васильевские. Выписываю, надеясь, что наши: Тюрин Ефим Карпович, Блинова Дарья Афанасьевна, Савинков Пётр Григорьевич, Севрюгов Василий Петрович, Солдатов Иван Козмич, Машин Антон Ефимович. Со временем это можно будет уточнить.

«С распространением в России бумагопрядилен английскую пряжу стали заменять русскою. Киселёвы постепенно перешли на неё к 1848 году совершенно.

Всё это красноречиво показывает, что именно обширные торговые операции дома Киселёвых с 1812 по 1847 год стали двигателем хлопчато-бумажной промышленности в Шуйском крае.

Всем Шуйским жителям знакома Киселёвская больница, открытая в 1844 году и стоившая им миллион рублей. После своей смерти Киселёвы капитала не оставили, даже в последние годы своей жизни близко познакомились с нуждой, но переносили это без ропота и с примерным терпением и смирением, в том уповая, что «сохранили сокровища там, где тля не тлит, червь не точит и тати не подкапывают».

Вот такая история…

Но не только ткачеством занимались наши крестьяне. Жизнь требовала умения делать многое в домашних условиях. Исстари в России процветало кустарничество. Кустарь был мелким производителем, ремесленником, работавшим на дому и по большей части в одиночку. Сельские кустари изготавливали предметы порой невысокого качества и продавали скупщикам. В зависимости от местных условий где-то создавались центры обработки шерсти, где-то льна, пеньки, дерева, железа, промыслов гончарного, рукавичного, скорняжного, башмачного и других.

В XVIII веке большое развитие в нашем крае получили кузнечный, столярный, свечной, швейный, крендельный промыслы. Преуспевало  скорняжно-шубное производство: выделка овчин, дубление, шитье полушубков, тулупов, овчинных рукавиц,  войлочное, сапоговаляльное дело. По деревням распространено было чеботарное, гребенное, тележное, горшечное ремесла, выделка крахмала и варка клея. Занимались ремеслом не только в Васильевском, но и во всех деревнях Васильевской вотчины.

В “Журнале Генеральной поверки торговых и промышленных заведений в селе Васильевское за 1888-89 гг.” указаны  следующие заведения и их владельцы: 

Название заведения

Кому принадлежит

заведение

Название промысла

Выработано в год

на сумму

Контора

в д.Запрудье

Шиганёв

Матвей Михайлович, крестьянин д.Запрудья

Выделка пестряди

2000 рублей

Контора в с.Васильевском

Кувалдин

Дмитрий Николаевич, крестьнин с.Васильевского

Выделка пестряди

2000 рублей

Сапожная мастерская в с.Васильевском

Потехин

Григорий Григорьевич, крестьянин с.Васильевского

Изготовление кожаной обуви

800 рублей

Сапожная мастерская в с.Васильевском

Севрюнов

Василий Фёдорович, крестьянин с.Васильевского

Изготовление кожаной обуви

1000 рублей

Сапожная мастерская в с.Васильевском

Осокин

Василий Степанович, крестьянин д.Запрудья

Изготовление кожаной обуви

1000 рублей

Сапожная мастерская в с.Васильевском

Шипулин

Иван Петрович, крестьянин с.Васильевского

Изготовление кожаной обуви

1000 рублей

Сапожная мастерская в д.Запрудье

Машин

Николай Евтихиевич, крестьян д.Запрудья

Изготовление кожаной обуви

1000 рублей

Крендельная в с.Васильевском

Болтушкин

Александр Фёдорович, крестьянин с.Васильевского

Печение кренделей

1500 рублей

Крендельная в с.Васильевском

Соколов

Василий Алексеевич, крестьянин с.Васильевского

Печение кренделей

1500 рублей

Крендельная мастерская в с.Васильевском

Прытков

Пётр Дмитриевич, крестьянин с.Васильевского

Печение кренделей

1500 рублей

Кузница и мастерская в д. Запрудье

Красильников

Фёдор Иванович, крестьянин д.Запрудья

Кузнечные работы

1200 рублей

 А  в «Списке торгово-промышленных построек с.Васильевского 1888г.», взятом Шлепиным И.В. в материалах ГАИО (ф.47.оп.1.д.185)  можно увидеть имена ещё некоторых наших предпринимателей: 

Ветряная мельница – Челноков Дмитрий Николаевич.

2.      Кузница – Буков Мефодий Васильевич.

3.      Мастерская деревообделочная – то же.

4.      Кузница – Пудовнин Сергей Дмитриевич.

5.      Кузница – Машин Леонид Васильевич.

6.      Кузница – братья Блиновы.

7.      Апретурно-отделочное заведение – Блинов Иван Васильевич.

Жаль, что не нашлось ни одной фотографии наших ремесленников за работой. Но, чтобы представить себе их труд, воспользуемся фотографиями аналогичных крестьянских промыслов Нижегородской губернии:

А если посмотреть и другие фотографии с исконно нижегородскими промыслами, можно получить колоссальное удовольствие, приятно задев свои душевные струны! Вот здесь

Сочинение  Ивана Михайловича Лядова «Рукоделия, ремёсла и промыслы сельских жителей Шуйского уезда Владимирской губернии в 1856 году», написанное в ответ на задачу «О составлении описания сельских рукоделий различных местностей» и удостоенное Золотой медали императорского Высшего экономического общества, в весьма доступной и занимательной форме описывает не только способы производства, но и расценки на работу, продажные цены, товарооборот. Вот некоторые выписки.

«Скорняжно-шубное производство. В Васильевском сосредоточена вся овчинная торговля. Шубы сурковые, заячьи, полушубки дублёные и бекеши 5-6 рублей серебром. Полушубки форменные белые от 2 до 2 рублей 50 копеек серебром. Рукавицы овчинные от 40 до 45 копеек. Каждый швец изготавливал в день 2-3 полушубка, за работу получит от 10 до 15 копеек за каждый. Бекеша дублёная, опушённая котиком в 2 ряда. Воротник и правая пола отороченная работается 2 дня. Получает за шитьё от 70 до 80 копеек серебром. Рукавицы от 8 до 9 штук в день от 4 до 6 копеек за пару. За вышивание платили особенно – 1 копейка серебром за метр.

Войлочное ремесло. Шерсть употребляется по большей части коровья с кожевенных заводов, покупается в Нижнем Новгороде, Касимове, Богородском, Шуе, Васильевском. Используется для утепления жилых помещений.

Валеночное ремесло. Валенки большие серые из русской шерсти от 1 руб. до 1 руб.50 коп. за пару. За валянье берут от 40 до 60 копеек. За неделю валеночник сваляет сапог 3 пары, валенок, ботинок и калош от 4 до 7 пар, следовательно, зарабатывает от 1 руб.20 коп. до 1 руб.50 коп. серебром. 

Рукавичное ремесло. Из одной бараньей кожи выходит 4 пары рукавиц. За шитьё платят от 2 до 3 копеек с пары. В день сошьёт от 7 до 10 пар.

Торговля кожаной обувью идёт успешно. Чеботарь сошьёт 3 пары простых сапог по 40-45 копеек с пары. Проворный мастер сошьёт 4 пары. В Васильевском были чеботари, которые работают по заказам смазные сапоги, полусапожки и калоши, башмаки и ботинки, получая много более простых чеботарей».

Про наше село говорили: «В Васильевском в лаптях не ходят».

«В деревнях Репино, Никитинская и других крестьяне занимаются деланием коробов, повозок, кибиток, тарантасов, саней и телег. Делали бороны до 3000 в год. Одна борона от 50 до 70 копеек. Одних телег приготовляют в год около 2000 на сумму от 25 до 30 тысяч рублей. Телеги и повозки отвозятся для продажи в Холуй, Парское и Шую.

В деревнях Блудницыне, Кстове, Ерёмкине, селе Васильевское  много кузниц. В них выковывают и выделывают топоры, замки, заступы, сошники, подковы, гвозди, ножи, ножницы и другое. Немало железа употребляется Репинскими тележниками.

В Скорятихе работается искусственная из картофельной муки камедь чёрная и светлая, моком и декетрин – материалы, необходимые для ситцевых фабрик.Крахмал делают из пшеницы до 10000 пудов на 19000 серебром в год. Продаётся на ситцевые фабрики. В Крохино варят клей мездриный из мездры,которая снимается с бараньих кож при выделке. Второсортный клей получается из бараньих ножек, рогов и т.д. Сорт самый низкий из всякой животной падали и дряни. 

В Меньшикове (деревня в 4 км от Васильевского) 40 дворов и душ крестьян, 25 домов и до 60 человек-мужчин занимаются горшечным рукоделием. Женщины не занимаются. Работают зимой, семейные иногда и летом. Горшки делают серые разной величины от самых маленьких до 2-х ведёрных корчаг ценой от 1 копейки медью до 10 копеек серебром. Проворный горшечник делает от 20 до 50 горшков в день. За год до 200000 горшков на сумму 3000 рублей серебром. Горшечное ремесло прибыльно: материалов не покупается, изделие продаётся безостановочно, и горшечники хотя не так белы и красивы, но живут исправно, и у каждого, вероятно, есть на чёрный день в запасе не одна сотня рублей серебром».

Читая этот материал, представляешь жизнь людей и обыденную и творческую одновременно. Да и приобщение детей к занятиям родителей было невольным. Деревня воспитывала необходимость с детства постоянно трудиться. В каждодневном, порой изнурительном труде развивались наши ремёсла, передавались традиции и секреты.

У Власовой Инны Петровны хранится фотография 1913 года, где среди девочек, сидящих за столом, есть её мама – Клавдия Васильевна Машина из д.Запрудье. А сделан снимок в доме Литвиновых, видимо нашего купца Литвинова Константина Алексеевича. Здесь этих крестьянских девчушек бесплатно учили шитью.

Мелкая кустарная промышленность была распространена по всей Шуйской округе. После установления Советской власти началась кооперация кустарей в артели, в каком-то смысле это даже способствовало увеличению товарного производства кустарей. Да и потребности населения в этих товарах были ещё довольно большими.  




Необычайно интересный материал содержится в книге В.Рыжова «Город Шуя и Шуйский округ», изданной в 1930 году. Основные статистические данные приведены на 1925-29 года, но автор анализирует развитие промыслов в Шуйском уезде и в конце 19 века. Из данных на 1883-1900 годы сделала следующие выписки:


  

·         Сапожный промысел был отмечен в Васильевском и деревнях Пшеничново, Поречье и Кстово. В селе сапожных мастерских было пять, изготавливалось обуви на сумму 5000рублей.

·         Столярный промысел развивался в д.Скорятихе и д.Б.Середнево. Столяры изготавливали для местных базаров бытовую мебель: столы, стулья, табуретки, корыта, лопаты, ткацкие станы и прочие изделия на сумму около 3000 рублей в год.

·         Скорняжно-шубное производство стояло во всём Шуйском уезде на первом месте.

·         Обозное производство в Шуйском уезде было сосредоточено только в Васильевской и особенно в Чечкино-Богородской волости в деревнях  Репино, Никитинское, Власьево и Дегтярново. Занято этим помыслом было 101 человек. Производили колёса,  телеги, сани и тарантасы.

·         Гончарное производство было сосредоточено в д.Менщиково. В 1883 году в нём  было занято 60 человек, товара произведено в год на сумму 6000 рублей.

·         В кузнечном деле крестьяне преуспевали в  Васильевском, Запрудье,  Блудницыне и Ерёмкине,  Кстово. В указанных селениях 35 кузниц, в которых производили топоры, замки,  заступы,  сошники, подковы, ножи,  ножницы и другие вещи. Железа употреблялось около 10000 пудов, а изделий вырабатывалось на сумму 30000 рублей в год.

·         Швейный промысел в селе преимущественно был представлен пошивом головных уборов, около 20 человек постоянно шили шапки, картузы, фуражки разных фасонов и наименований. Ежегодно их продавалось до 8000 штук на сумму до 6000 рублей.

·         Крендельный промысел был очень привлекательным, доходным. В селе крендельных домов было три с хорошим оборотом в 4500 рублей. Пекли крендели,  баранки и пряники ещё в Скорятихе, Кстово, Поречье. В течение года около 50 крендельщиков выпекали изделий до 15000 пудов на сумму 35000рублей.

·         Обрабатывали картофель. Были картофеле-тёрочные, сушильные, крахмально-декстриновые производства. Выделкой крахмала занимались в Скорятихе и Пшеничнове.

·         В Васильевском и Крохине были клееварные производства. Клей варили из всевозможных животных остатков.

·         Свечное производство было в Васильевском, Кстове. Особенно было развито до распространения керосиновых ламп. Свечи производили восковые, но в основном сальные.  Сальные свечи назывались фабричными, так как шли большей частью на фабрики для их освещения.

 

·         Строчевышивальный промысел пришёл к нам в конце 19 века из Холуя. В Шуйской округе наиболее распространился в Васильевской волости.

Интересные данные о кустарных промыслах содержатся в Докладе Шуйской Земской управы за 1896 год: « Васильевская волость: число рабочих мужчин 274, женщин 818 человек. Что и сколько вырабатывается:

·         выделка сапог до 10000 пар

·         выделка шапок и картузов до 2500 штук

·         выделка сарпинки и пестряди до 40000 кусков

·         выделка колёс до 5000 пар

·         выделка деревянных столов до 1000 штук

·         выделка стульев до 100 дюжин

·         выделка горшков до 5000 штук

·         выделка овчин до 10000 штук

·         выделка борон до 700 штук. 

Сделано такое замечание: «Крашение пряжи и ручные станки требуют усовершенствования».

Участвовали наши мастера и в Губернских выставках кустарной промышленности.  Вот что писали о выставке, проходившей с 1 по 24 июля 1901 года в Шуе,“Владимирские губернские ведомости” в №  33 и 37 за 1901 год: “Шапочное производство значительно развито в трёх уездах: Шуйском, Муромском и отчасти в Ковровском. Выделываются шапки и картузы, которые идут на удовлетворение преимущественно местных потребностей. Из Шуйского уезда крестьянин села Васильевское Н.А.Гречин в изобилии выставил барашковые шапки-славянки по 2 рубля 25 копеек и по 2 рубля 50 копеек, шапки-мазини по 2 рубля 75 копеек и по 3 рубля, черкесски по 1 рублю 50 копеек и по 1 рублю 25 копеек, пушкинские по 20 рублей 50 копеек и т.д. Им же выставлены фуражки чесунчёвые белые по 40 копеек за штуку, форменные с бархатным околышем по 1 рублю 25 копеек, суконные от 90 копеек до 1 рубля, американские по 20 копеек и прочие.

Михаил Зосимович Болтушкин из села Васильевское доставил 50 образцов своего производства: тут и шахматка мягкая и лощёная разных сортов от 6 с 1/2 до 9 с 3/4 копеек за аршин, тут и пестрядка от 6 с 1/2 до 13 копеек, сарпинка розовая и кубовая по 10 и 10 с 1/2 копеек, брезент суровый по 10 копеек, равендук суровый и белый по 11-13 копеек, подкладка суровая, шахматка льняная. коноват кубовый, парусина суровая и прочее. Производство у Болтушкина существует с 1851 года и ежегодно вырабатывается на 49538 рублей. Рабочих бывает от 200 до 400 человек.

Шуйская Земская управа выставила слесарные, столярные и кузнечные изделия мастерских при Васильевском Земском двухклассном училище Министерства Народного просвещения. Из столярного отдела нельзя не обратить внимания на рамочный улей, берёзовые столы по 5-6 рублей, такие же стулья по 1 рублю 25 копеек, тумбы под цветы по 8 рублей, бороны по 4 и 6 рублей и прочее. Из слесарного отдела – на железные линейки, угольники, молотки и прочее, из кузнечного отдела на подковы обыкновенные, для скаковой лошади, долота, болты и прочее”.

В конце XIX – начале XX столетия расширяются портновское и строчевышивальное ремесло. Но преобладающим по-прежнему остаётся ткацкий промысел.  В №35 «Владимирских губернских ведомостей» В.Борисов пишет: «В Васильевской вотчине некоторые портные, переходя из деревни в деревню, из села в село, приобретают достаточный прибыток для прокормления себя и семейств своих». 

Ткачи работали  во многих домах, получая пряжу в раздаточных конторах. С 1885 года в селе открылась раздаточная контора М.З.Болтушкина, разворачивались и другие предприимчивые “капиталистые”крестьяне. В 1909 году раздаточные конторы были в Васильевском у Козина Михаила Тимофеевича, Козина Фотия  Тимофеевича, Шориной Клавдии Ивановны,  Шорина Николая Алексеевича,  в Репине у Хонина П.Г. и  в Кстове у Морохова Алексея Васильевича. 

Более всех развернулся Болтушкин Михаил Зосимович.

В сборнике «Фабрично-заводские предприятия Российской империи» 1909 года издания в разделе «Обработка волокнистых материалов»  есть запись под № 52: «Болтушкин М.З. раздаточная контора. Год основания 1885. Местонахождение конторы Шуйский уезд, Васильевская волость, село Васильевское. Почтовый адрес конторы: гор.Москва, Ново-Купеческое подворье, амбар 15, на Ильинке. Число рабочих 308. Изделия ткани бумажные пестротканые».

В «Коммерческом указателе фабрик и заводов и других промышленных заведений Владимирской губернии» по предприятию Болтушкина М.З. указано число рабочих за 1916 год – 349, 1917 -314, 1918 – 302 человека.

В книге «Фабрично-заводские предприятия Российской империи» есть данные за 1914 год по нашим фабрикантам:

«Запись № 314. Болтушкин Михаил Зосимович. Раздаточная контора и ткацко-механическая фабрика льно-бумажного производства. Ткацких станов 220, рабочих 350. Изделия бумажные пестротканые. Годовая производительность 300 тысяч рублей.


Запись № 445. Лепахин Семён Фёдорович и Шорин Николай Алексеевич. Бумаготкацкая фабрика.Год основания 1905. Место нахождения с.Майдаково Болотновской волости Юрьевского уезда. Почтовый адрес: с.Васильевское. Двигатель паровой 250 л.с., рабочих 450 человек. Изделия миткаль и ластик. Годовая производительность 70 тысяч рублей».


В своих рассказах об истории села Лепахин Алексей Поликарпович пишет: “Ткацкая фабрика Шорина в Майдакове сгорела. И Николай Алексеевич Шорин  начал строительство фабрики в Васильевском. У Запрудских крестьян на берегу Матни около ключа была куплена земля – около двух десятин. Перед  началом 1 Мировой войной был уже возведён один корпус – паровая и машинная, были завезены дрова, но начавшаяся война и семейные неурядицы расстроили семью, и строительство прекратилось. 

На механической фабрике М.З.Болтушкина сначала был паровой двигатель в 5 л.с., а уже в 1917 году в 140 л.с. Зарплату рабочие и служащие получали довольно высокую, но иногда и здесь случались забастовки.

Но надо отдать должное владельцу фабрики, он заботился о здоровье своих работников, которые могли лечиться бесплатно и амбулаторно, и стационарно в Васильевской больнице, так как М.З. Болтушкин платил Шуйскому Земству по 1,5 рублей в год за каждого работающего.

Он был Почетным блюстителем Васильевского двухклассного училища.

Рассказывали, что его настолько уважали и доверяли ему, что он продолжал руководить фабрикой и после её национализации. Так ли это было, да и как это было, стоит постараться узнать подробнее. Судя по фотографии коллектива этой фабрики, а И.В.Шлепин датирует её 1924 годом, с уверенностью можно лишь утверждать, что управляющий Большаков Павел Михайлович продолжал руководить производством и после 1917 года. 

И есть ещё одно мнение об этом человеке. Мама Пелёвиной Анны Ивановны, вспоминая времена, когда она брала работу в раздаточной конторе  М.З.Болтушкина, отзывалась о нём очень хорошо. Рассказывала, как принимали у неё работу, всегда поили чаем, доверяли с оплатой работы вперёд. А ещё она видела, как в известные  времена  громили богатых, били стёкла  в помещениях, жалела своего бывшего хозяина. 

О Михаиле Зосимовиче Болтушкине будет отдельный материал.

Фабричное здания стоит до сих пор, после национализации там располагалась строчевышивальная артель, а потом деревообрабатывающий завод, в настоящее время это уже Васильевский лесокомбинат, выпускающий современную мебель. Об истории этого предприятия можно прочитать здесь.

Об истории строчевышивальной фабрики тоже будет отдельный материал. 

Дальнейшее развитие всех промыслов нашего края уже в годы Советской власти будет во 2 части экономического обзора.